Спокойной ночи, кошки!

А мы всего-то вышли прогуляться вечером по набережной .. 😉

И вот уже оглянуться не успели, как наш дачный домишко превратился в карантинный пункт для двух двухмесячных уличных котят, мальчика и девочки.

Прежде чем они смогут контактировать с домашними собратьями, им надо пробыть неделю в изоляции и пройти обработку от паразитов.

К сожалению, в Омске, похоже, нет ветклиник, готовых (за какие бы то ни было деньги) оказывать такие немудрёные услуги.

Круглосуточный стационар для больных животных есть, гостиницы для здоровых тоже. А вот гостиницу-карантин организуй сам по мере возможностей. Только в одной из клиник с круглосуточным стационаром мне не отказали сразу, а неуверенным голосом предложили приехать через два часа, дождаться приёма по живой очереди и поговорить с врачом: возможно, он и даст разрешение разместить их в стационаре, после того как будут готовы результаты всех анализов.

Дачный домик, конечно, не лучший вариант из всех возможных. Но, определённо, лучший, чем ближайший подвал
Зато, по крайней мере, на даче в ближайшую неделю мы будем появляться с завидной регулярностью 😉

Печка протопленв. Корм и вода в наличии. Пора ехать домой.

Спокойной ночи, кошки! 🙂

Мой «Пиццот»

Фото: www.pixabay.com

Минутка бескорыстной рекламы (а это, как известно, лучшая реклама на свете :)).

Мы с женой время от времени захаживаем в ресторан «Пиццот». И когда, немножко придурев от работы, решаем устроить короткий, но исполненный глубокого смысла перерыв в отношениях с кухонной плитой и заказываем еду на дом, в последние месяцы наш выбор всякий раз падает на эту пиццерию.

Про название «Пиццот» ничего говорить не буду. К счастью, готовит пиццу у них не тот человек, который придумывал им название :).

Что же до пиццы — так она у них очень и очень вкусная. И к работе доставки у нас пока что никаких нареканий не было.

В минувшее воскресенье сделали в «Пиццот» очередной заказ.

Доставил его нам сам Нелло Бенедуче, неаполитанец в пятом поколении, владелец ресторана. Вручая пиццу, сказал несколько слов по-русски.

Мы были приятно удивлены. Не каждый день собственник успешного бизннса берёт в руки термосумку, чтобы лично обслужить своих ленивых, постоянно-непостоянных клиентов.

Этот пример наглядно показывает, чем пиар отличается от рекламы.

Есть ли отдача от подобных пиар-акций?

На первый взгляд, может показаться, что нет.

Станем ли мы с женой чаще заказывать пиццу, от того что один день на доставке поработал сам маэстро?

Нет, наша реальная потребность в пицце от этого не возросла. Иррациональная убеждённость в том, что мы чаще стали нуждаться в пицце, у нас тоже не сформировалась :).

Предпочтём ли мы теперь «Пиццот» любому другому ресторану с продукцией аналогичного качества и сопоставимым уровнем сервиса?
Пожалуй, и здесь решающую роль будут играть другие факторы, и в первую очередь, непредсказуемые желания желудка: хотим ли мы сегодня пиццу от X или пиццу от Y?

Так что же получил Нелло Бенедуче взамен этих нескольких часов работы (которые он мог бы потратить, например, на развитие бизнеса)?

Прежде всего, небольшой, но весомый капитал доверия.
Видя, как ответственно относится владелец ресторана к обслуживанию клиентов, всякий единичный сбой мы скорее готовы будем признать случайной оплошностью, а не тревожным звоночком, сигналящем о необходимости срочно подыскивать альтернативы.

И это важно — потому что в любом, даже самом отлаженном, процессе сбои неизбежны.

Потребитель, конечно, существо вздорное и неверное. Но он склонен всё же сохранять верность бренду, пока видит, что бренд со своей стороны прилагает для этого все необходимые усилия.

Ну и наконец, бонусом взамен воскресного вечера, проведённого на доставке, маэстро Бенедуче получил вот эту рекламу. Самую дорогую в мире — потому что её нельзя купить ни за какие деньги.

#пиццот

Дмитрий Глуховский и надменные потомки

Фото: www.wikimedia.org

Началось всё, как водится, с разгромной статьи в газете «Правда». 

Нет, неправда. Кажется и газеты с таким названием давно уже на свете не найти. Должно быть, в «Аргументах и фактах». Или в «Северной пчеле». Неважно это.

Итак, началось всё, как водится, с невинного вопроса. 

Да! Грамотность, конечно, дело святое. Конкретно против грамотности у нас никаких принципиальных возражений нет. 

Но что всё-таки насчёт подбора авторов? Почему у вас в Тотальном диктанте на одного [в-поле-воина] православно-самодержавно-народного Прилепина целых три матёрых антисоветчика?! 

Положим, отдельно взятых политически неблагонадёжных Быкова и Рубину мы ещё готовы были стерпеть…

Но Глуховский! 

Но — Глуховский?!! 

Не значит ли это ……………… ?

Следом, точно по сценарию (или, чем чёрт не шутит, точно — по сценарию?), возвысили свой соборно-неразборчивый, вдохновенный глас писатели земли русской.

Нет, прежде всего, разумеется, Глуховский! 

[с ушераздирающим зубовным скрежетом и невоспроизводимым слизеринским присвистом] 

Глуховс-с-ский!!!

При том, что Быкова мы вам уже давно — и великодушно! — простили. Мы даже простили вам эту (не ко Дню российского Интернета будь помянута!) несуразную израильско-узбекскую тарабуку Рубину!

Но Глуховский!

Но Глуховс-с-ский!!!

Вот этого последнего Глуховского мы уж вам точно ни за что не простим!

И вообще, товарищи, будем говорить откровенно: давно уже пора поставить принципиальный вопрос! Какому такому русскому языку может научить наше подрастаюшее поколение некая двойная гражданка? И уж тем паче этот господин хороший, этот, с позволения сказать, гражданин поэт, про которого всем достоверно известно, что Быков — его фамилия по матушке?

Нет, про Дмитрия Зильбертруда, само собой, было не прямым текстом. Как-никак, двадцать первый век на дворе. И уже двадцать первый год — как. На двадцать первом году третьего тысячелетия нашей эры такие вещи принято задушевно и прямо [до полного слюноорошения собеседника] шептать только после второй стопки на третьесортном литературном междусобойчике, заедая горькую [зависть] вяло эрегированным огурцом патриотического, домашнего посола.

Есть, как известно, текст — и есть подтекст.

Итак, вернёмся к тексту.

Глуховский!

Глуховс-с-ский!

Как говорится, а почему же именно Ахматова? Есть и другие, более уважаемые писатели — Мирошниченко, Саянов, Кетлинская…

Есть же, в конце концов, солнце русской литературы — Пушкин. 

Есть Достоевский! Толстой! 

Будем как солнце!

А вот про Пушкина с Толстоевским (в отличие от писателей космополитической национальной принадлежности) — уже действительно интересно. 

Есть, как мы недавно выяснили, подтекст. А есть затекст. Я сейчас объясню, в чём разница. Подтекст — это тот неочевидный смысл, который читатель усматривает в тексте с подачи автора.

Затекст — очевидный для всех (кроме автора) смысл, предательски возникающий в тексте с подачи Сигизмунда Яковлевича Фрейда.

Давайте же погрузимся в затекст!

Тотальный диктант. 8 апреля 1837 года. 

Выдающиеся отечественные мастера слова Платон Ширинский-Шихматов (академик!), Александр Шаховской (бывший директор императорских театров!) и Ян Тадеуш Кшиштоф — то бишь Фаддей Венедиктович Булгарин (кавалер ордена Почётного легиона!) толкают в клобе непринуждённый table-talk:

— А какой же засранец, господа, был этот Пушкин! Истинный карбонари! Властей не признавал! Государя императора в злодействе сердца своего обругал прапорщиком! А про покойного-то государя что написал в своих богомерзких виршах? «Кочующий деспот»! Даже матушку Екатерину, разбойник, не пощадил: ославил перед всей Европой Тартюфом в юбке и короне. И пиит он, если правду сказать, был совсем даже не отменный! Так, рифмач, толпе на потеху. Одной крамолой непросвещённую публику и прельщал. Недаром-то его «Бориску Годунова» к печати запретили! И на Болотной (тьфу, на Сенатской!) площади не оказался только чудом. Так, говорят, прямо государю и заявил, антихристово отродье: был бы в тот день в столице — вышел бы на Болотную (тьфу ты, опять!). А ещё говорят, изобразил на листе портреты всех повешенных смутьянов, а внизу приписал: «И я бы мог, как…». А? Каково?! Нрав чисто африканский! Плакала по нём виселица! С двадцать пятого года плачет! Какое там! С двадцать первого, когда «Гаврилиаду» свою богомерзкую намаракал! Не токмо противу земного — противу самого небесного Владыки ополчился! Да государь к нему, мятежнику, на диво был милосерд. А он, при монаршем-то снисхождении, и того пуще куролесил! И эдакого мелкого бесёныша — в авторы Тотального диктанта?! У таких ли, с позволения сказать, литераторов потомки наши должны научаться слову русскому? Хорошо, не попустил Бог греха: давеча notre brave Дантес этого скверного арапчонку урезонил!

Накануне Тотального диктанта 13 апреля 1901 года. Начало февраля.

Трое в чёрных одеждах в полутёмной комнате.

— А ведь граф Толстой, господа, всё не угомонится. Со дня на день из лона Святой Матери Церкви его изринем. Другой бы покаялся наконец, смирился. А этот так и стоит на своём: буду сочинять диктант — и точка!

— Поистине, Константин Петрович, последние времена пришли! 

— Истинно, истинно так, Николай Павлович! На весь свет, бесовский выблядок, гласит, что Церковь Христа позабыла, что всякая власть — насилие над человеком, что «патриот» есть слово ругательное. И много иной хулы на начальство светское и духовное  возводит. 

 — Его бы взять, падлу, — да в ИК номер (ах, чтоб тебя!)…

— Вы бы это… Вы бы немного поаккуратнее, Вячеслав Константинович, с обозначениями, так сказать, и фактами… Слово, знаете ли, не воробей…

— На Соловки его, мерзавца! На Соловки — на монастырское покаяние! На хлебе и воде чтоб посидел, охульник, год-другой-пятый. В цепях! Да в вонючей келье подземельной! То-то бы он тогда заговорил! Да ведь нынче оно никак невозможно! Времена нынче не те… [возводя белки глаз горé] Эх!…

— Эх!..

— Эх!..

— То ли дело, господа, было при блаженной памяти императоре Николае  Висса… (да что ж ты!) Павловиче… Разговор с сучарами этими, либерастами, короткий был. Собрались студентики компашкой не одобренный Роском… цензурой пашквиль почитать — одним пыхом всем расстрел! И токмо [воздевая горé карандашно отточенный перст] по высочайшей [вознося перст ещё гористее] монаршей милости в самый последний момент, уже на плацу, — каторжные работы [пронзая перстом пространство и время]! Вот это был государь — так государь! А нынче!.. Эх!..

— Эх!..

— Эх!..

— При царе Николае порядок был!

— Да!

— Да-а-а!

— Очень нам его, господа, сегодня не хватает! России твёрдая рука нужна!

— Конкретно!

— База-а-аришь!

Занавес.

Маэстро, урежьте марш!

Или как там по нормам медицинской науки положено выходить из затекста?

Тотальный диктант: из первых рук

Куда кродеться мыш? 🐹 Какой остров открыла писательница Ева Даласкина? 🌴 Почему во время акции по проверке грамотности состоится премьера…. кинофильма? 🎬 Интервью с главным диктатором страны! 😉 На вопросы кота Тимофея отвечает директор фонда «Тотальный диктант» Ольга Ребковец.

PRO Тотальный диктант

10 апреля состоится Тотальный диктант — всемирная акция, в ходе которой любой желающий может проверить свою грамотность. Почему это нужно? Что будет, если упразднить или до предела упростить нормы правописания? О Тотальном диктанте (и не только) — в новом выпуске «Филологических бесед с котом Тимофеем».

А по батюшке?

Нужно ли обращаться к человеку по отчеству? Или всегда по имени? Или по матчеству? Михаил Юрьевич Лермонтов? Михаил Лермонтов? Михаил Мариевич Лермонтов??? Что происходит с отчествами в современном русском языке — и почему? Кот Тимофей вместе со своими собеседницами ответит на эти вопросы! 🙂

О чём говорят коты

Филологические беседы с котом Тимофеем

О чём говорят мужчины, благодаря одноимённой киносерии всем хорошо известно.

А вот с котами никакой ясности нет. Если честно, про котов мы вообще много чего не знаем.

Например, наш Тимофей очень любит пообщаться. Ты ему: «Кыс!», он тебе: «Мя!». Кыс — мя, кыс — мя, кыс — мр-р-р-мяф!

И так оно долго может продолжаться.

Но такого ли няшно-сюсюсечного диалога ждут коты от человека-собеседника?

Если вам всё время будут твердить: «Кыс!», вы, пожалуй, тоже в ответ ничего глубокомысленного изречь не сможете — не тот формат беседы.

Поэтому жена в порядке эксперимента решила посудачить с Тимофеем о серьёзном — о языке.

И знаете, кот откликнулся! С энтузиазмом покинул границы мя-дискурса: стал задавать разные вопросы, частью наивные, но иногда и с подначкой — а за десять лет жизни бок о бок с филологами их накопилось на добрый десяток сезонов какого-нибудь душенадрывного прайм-таймного ток-шоу.

Ну вот подумали мы и решили — а почему бы и нам не сделать? В конце концов, не Первый и не Второй канал — уровень дискуссии уж всяко сможем обеспечить повыше 😉

Ну и Тимофей, само собой. Научно доказано: с котиками любая тема становится в три целых и шесть десятых раза более увлекательной.

Так и родились наши «Филологические беседы с котом Тимофеем»: кот спрашивает, супруга отвечает, я снимаю, монтирую, анимирую (и призываю к порядку Тимофея, когда у него возникает непреодолимое желание сожрать собеседницу).

О чём беседуем?

Тимофей у нас натура непоседливая, любознательная, поэтому абстрактные вопросы, наподобие правописания «чу-щу», его не очень занимают. Хотя «чу» — штука, безусловно, весьма необходимая в жизни. Не говоря уже про «щу» 🙂

А вот всё, что касается активных процессов в языке (таких, которые протекают прямо на наших глазах и для которых никаких твёрдых правил ещё придумать не успели) — вот этим он очень даже интересуется.

Или возьмём куда более нам всем знакомое: правила есть, и они тверды, как совесть замминистра, — только вот с реальностью у них (как и у замзавской совести) давным-давно не осталось никакого контакта.

Например, нужно ли человеку (и коту!) отчество — или без него сегодня прекрасно можно обойтись? Если кошка записала видеоролик, то она его авторка — или всё-таки автор? Домашние питомцы включены (на уровне языка) в круг родственных связей человека — или они по-прежнему воспринимаются как скоты бессловесные? И вообще уместно ли говорить про кота — питомец?

Если вы привыкли коротать вечера под постановочно-драматичный бубнёж Андрея Малахова (или кто там у нас нынче флагман эфирного лясоточения?), «Филологические беседы с котом Тимофеем», — пожалуй, всё-таки не ваш жанр.

Но если вы любитель котиков, или филологии, или — особенно! — того и другого, если вам интересно, чем сегодня живёт язык (а что он, наоборот, медленно, но верно изживает) — присоединяйтесь!

Выходим мы раз в две недели в «Контакте» и дублируем выпуски на «YouTube». Ближайший — 22 марта. Как раз поговорим про отчества и матчества 😉

Ваши Наталья [Дмитриевна] Федяева и Сергей [Александрович] Демченков

Компьютерный мастер Сергей

Честное слово, не догоняю!

Ну вот от слова «совсем»!

То ли рекламщики пошли уже какие-то окончательно скудоумные, то ли страшно и невозвратно отдалился я от глубинного народа — но на кого вот это вот рассчитано???

Положим, вы отлично видите, что перед вами отпечатанная типографским способом агитка, трогательно-неумело имитирующая каллиграфический хэндмэйд (был у меня образчик, для пущего ювенильного правдоподобия разграфлённый под ученическую тетрадку в клеточку, — да жаль, жена выбросила).

Итак, положим, вы всё это отлично видите. Ну и каким, материнскую вашу плату, образом это мотивирует вас вызвать на дом рядящегося в короткие детские штанишки мастера Сергея?

Тем, что сегодня по три — но маленькие? А за нормальный сервис отслюнявить на две копейки больше жаба давит?

Теперь положим, что самого интересного вы как раз-то и не замечаете. Ну а тогда вообще какого системника ради вам нужен шаромыжный компьютерный гуру, не способный своим выдающимся мастерством заработать три тысячи на элементарный принтер?

Или вся эта иероглифика старгетирована исключительно под выжимание скупой ностальгической слезы у одуванчиково невинных ниже уровня клавиатуры, но подсевших на раскладывание пасьянса бабулек?

Ау, глубинные рекламщики, отзовитесь! 🙂

Гершвин на Бродвее

Фото: www.flickr.com

Привились с женой. И впервые с прошлого февраля выбрались наконец на Бродвей.

То есть на «Бродвей» в Омскую филармонию 🙂

Я люблю бывать на концертах маэстро Дмитрия Васильева не только из-за музыки как таковой, но и потому, что сама логика построения программы (подбор и последовательность произведений) всегда помогает услышать и понять в этой музыке что-то важное, чего ты раньше не замечал.

Вот и в минувшую субботу, послушав сначала концерт Гершвина для фортепиано с оркестром, а потом — симфонические зарисовки из его знаменитой оперы «Порги и Бесс», я неожиданно осознал, что сила (и сопряженная с ней слабость) Гершвина-композитора — в сюжетности и образности его мышления.

Его дар — более редкий и своеобразный, чем у многих других генальных композиторов, дар скорее драматургический или писательский, чем чисто мелодический. И состоит он не в искусстве музыкального самораскрытии, а в искусстве исчерпывающего музыкального раскрытии чужих характеров.

Гершвин пишет новеллы и романы в музыке.

Когда он мысленно видит перед собой персонажа, погружается в его психологию, вживается в его судьбу, он создаёт поистине непревзойдённые по сочетанию тонкого лиризма и почти вещественой портретности музыкальные тексты. Он прекрасный рассказчик — вдумчивый, эмоциональный и лаконичный.

Но «абстрактная» симфоническая музыка, определённо, не его конёк.
«Чисто симфонический» Гершвин техничен (опыт, как любит повторять коллега, не пропьёшь!). Он конструктивно чётко сплетает классику, джаз и блюз.

Но слушая «концертного» Гершвина, ты неожиданно ощущаешь себя ослепшим: виртуозная акустика лишь подчёркивает отсутствие той живой портретной пластики и сюжетной конкретики, которые и составляют суть его творческого мастерства.

P.s. Как же всё-таки хорошо было снова сходить на концерт Омского симфонического! 🙂
На ближайшие выходные в планах органный зал 🙂

#ОмФил #ОмскаяФилармония

Кошка-авторка

Филологические беседы с котом Тимофеем. Выпуск 3-й.

Авторка, блогерка, врачка — нужны ли языку феминитивы? Может ли языковая реформа спровоцировать реформирование социальных отношений и привести к отказу от гендерных стереотипов?
Смотрите в третьем выпуске «Филологических бесед с котом Тимофеем».

Спойлер: кот Тимофей в соответствии с наихудшим гендерным стереотипом предпринял попытку съесть собеседницу прямо в процессе записи 😺

Copyright © 2021. Сергей Демченков
Сайт работает на WordPress; шаблон Romangie Theme.

Лицензия Creative Commons
Произведение «Сайт Сергея Демченкова», созданное автором по имени Sergey Demchenkov, публикуется на условиях лицензии Creative Commons «Attribution-ShareAlike» («Атрибуция — На тех же условиях») 4.0 Всемирная.
Разрешения, выходящие за рамки данной лицензии, могут быть доступны на странице http://demch.me/.

Все материалы, размещённые на сайте, публикуются под свободной лицензией. В тех случаях, когда свободно распространяемые материалы получены из сторонних источников, даётся ссылка на источник.
На материалы, размещённые за пределами домена http://demch.me/ (в том числе доступные по ссылкам, приведённым на сайте), действие данной лицензии не распространяется.