Category Archives: Заметки

Носители мнений

Изображение: www.pixabay.com

Стоит высказаться по какому-нибудь социально острому вопросу, как в комментарии немедленно набежит полтора-два / двести пятьдесят четыре гиперактивных носителя мнений, гневно и однообразно вереща: «Заказной материал!», «Автор продался госпропаганде / госдепу / Бабе Яге!!!».

Специально для подобных носителей, преждевременно вывалившихся в большой мир из своей детсадовской песочницы (а также для всех, кого интересуют тонкие оттенки смыслов), популярно объясняю, что такое мнение и как правильно его носить.

Истина состоит в том, что большинство громко кричащих граждан, искренне убеждённых, что они имеют своё выношенное, взвешенное и возвышенное мнение по самым разным вопросам, на самом деле никогда никаких мнений не имело и, более того, при всём желании не сможет ими обзавестись (пока осознанно не выйдет за пределы своей умственной песочницы).

Как же отделить мнения от песка?

На самом деле всё до безобразия просто.

Мнение — это убеждённость, которую мы в состоянии рационально обосновать.

Убеждённость, которую мы рационально (аргументами, фактами, умозаключениями) обосновать не в состоянии, — не мнение, а отношение.

Мнение — предмет дискуссии. Чужое мнение можно оспорить. Его можно (и нужно) обсуждать. Поэтому оно всегда имеет ценность — независимо от того, насколько оно нам близко. Поэтому мнения можно (и нужно) высказывать.

Отношение — предмет срача. Не более. Наше отношение к чему-либо имеет ценность только для нас самих и тех, кому мы небезразличны. Именно поэтому своё отношение к чему бы то ни было можно (и нужно!) всегда держать при себе.

«Автор продался Бабе Яге, потому что до трудоустройства в ООО «Избушка на курьих ножках» он публично высказывал совершенно иные взгляды» — это мнение.

«Автор продался Кощею Бессмертному, потому что я считаю свою точку зрения единственно верной и не допускаю, что кто-то всерьёз может с ней не соглашаться» — это отшонение.

С теми, кто хочет высказать мне своё мнение, я готов разговаривать.

С теми, кто хочет выразить мне своё отношение, ни в какие споры я вступать не собираюсь.

Сидите в своей песочнице, ребята! 🙂

Тем более начхать

Изображение: www.pixabay.com

Министру образования Омской области Т.В. Дерновой, ратующей выход школ, колледжей и вузов на очное обучение, ректорам этих вузов и директорам этих школ и колледжей, давно утратившим способность принимать какие бы то ни было ответственные решения самостоятельно, без  прямой санкции вышестоящего руководства, полезно было бы почитать, что думают студенты про возвращение к аудиторной работе в самый разгар пандемии.

Это из комментариев в опросе об отношении к дистанту, который сегодня запустили в одной сравнительно небольшой (3,5 тысячи участников) профильной группе «ВКонтакте».

Под постом за три часа с момента его опубликования появились десятки подобных комментариев, каждый из которых успел набрать по несколько десятков лайков.

Что характерно, противоположная позиция за эти три часа была озвучена только один раз, и то не слишком убедительно: «Сидеть перед монитором по 6-9 часов ежедневно очень полезно для здоровья, вы попробуйте».

Как точно заметил один из комментаторов, на студентов (и их мнение) руководителям  от образования «тем более начхать».

Единственное, на что пока ещё не могут позволить себе начхать чиновники, это публичная шумиха.

Лезть на берёзу в попытке достучаться до высоко сидящего начальства, как это недавно сделал один из омских студентов, наверное, уже чересчур 🙂

Но от студенческих петиций, официальных обращений в администрацию колледжа/вуза, в надзорные органы так просто отмахнуться не получится.

Этой осенью мы усвоили урок: наше здоровье в наших руках, сам себе (и другим) не поможешь — никто (по долгу службы обязанный помогать!) тебе не поможет.

Так давайте же бороться за своё здоровье!

«Я надеюсь, что по рекомендации Министерства (приказ от 11 ноября), ректор все таки в ближайшее время примет решение о продлении дистанта. Вуз вправе сам решать, даже губернатор сказал, но увы, в администрации университета побоялись такого решения, хотя такое право есть.
И ещё, ректоры несут персональную ответственность за здоровье студентов и преподавателей по приказу Минообра от 11.11 (приказ №1402, пункты 2 и 6)».

«О каком выходе на очное обучение мы говорим, если случаи заражения растут, а люди в общественном транспорте плюют на нормы и ездят без масок. Безопасность родных превыше всего, а к дистанционной учебе можно приспособиться!
Некоторые умные люди уже написали выше, что те, кто действительно любит и  испытывает интерес к учебе, отлично справляются с обучением и на дистанте!!!»

«Однозначно за дистант. Страшно читать новости, заболевших все больше и больше, лекарств и мест в больницах нет. Живём в 21 веке, есть возможность учиться дистанционно, так зачем подвергать опасности себя и других? Сейчас в первую очередь нужно думать о здоровье, поэтому очень надеюсь, что останемся на дистанте».

«Для того чтобы добраться до университета, мне нужно 40 минут ехать в автобусе с огромным количеством человек. Люди дышат друг другу в лица, кашляют, и при этом не все носят маски. Я не столько боюсь заболеть сама, сколько боюсь заразить своих родителей. Не все студенты голосуют за дистанционную форму обучения, потому что хотят больше спать или ленятся ездить в корпус, есть и те, кто переживают за здоровье своих близких».

«Ситуация лучше не становится. Выходить на учебу  в такой ситуации странно. Ездить в маршрутке по полтора часа, находясь в близком контакте с неизвестными людьми, успокаивая себя что маска чем-то поможет, такой вариант нам предлагают. Страшно не за себя, а за своих близких».

«Выход на очное обучение в настоящий момент это контрпродуктивный и самоубийственный шаг. С учётом оптимизированной медицины РФ на сегодняшний момент не существует никаких гарантий что кто-либо из нас своевременно получит квалифицированную медицинскую помощь в случае заболевания, а с учётом эпидемии данная проблема встала наиболее остро. В настоящий момент администрация университета обязана взять на себя ответственность за безопасность жизни и здоровья студентов и преподавателей. В текущих условиях единственно целесообразный способ организации образовательного процесса это дистанционная форма обучения».

«Те, кто хотел учиться и интересно преподавать, отлично с этим справляются и на дистанте».

«Я лучше 6 часов посижу перед монитором, чем буду умирать 24 часа в сутки каждый день от короны».

«Преподавателей жалко, не знаю, как на других фк, а на нашем в категорию 60-65+ входят очень многие, и если ректорат не хочет подумать о них, их здоровье и безопасности, заставляя с понедельника ездить в общественном транспорте до универа, то на студентов тем более начхать, получается».

Зачем?

знак вопроса
Фото: www.pexels.com

Вчера министр образования Омской области Татьяна Дернова выступила с заявлением:

«Мы предлагаем выйти в очный режим обучения для студентов. Я очень на это надеюсь, и мы будем выходить с предложением на штаб. Нет необходимости всех закрывать на дистант. Но все зависит от ситуации в каждом образовательном учреждении».

Хочется задать один очень простой вопрос: ЗАЧЕМ?

Многие мои коллеги сейчас тяжело болеют. Как минимум, двое (я с ними вместе не работал — просто узнавал в лицо при случайной встрече на улице или в коридорах) умерли этой осенью. О каких-то смертях я, наверное, просто ещё не слышал. И это только те, кого я знаю (знал) лично.

Если чуть-чуть увеличить дистанцию — всего лишь до двух рукопожатий (родственники, друзья, сослуживцы моих знакомых), счёт смертей и болезней совсем иной — и этот счёт далеко не в пользу оффлайна.

По опыту последних месяцев могу уверенно сказать, что временный перевод учебных заведений на дистант (до нормализации эпидемической обстановки) абсолютно никаких фатальных угроз ни для кого не несёт — ни для родителей, ни для преподавателей, ни для студентов, ни для системы образования как таковой.

Зато многим эта необходимая в нынешних условиях мера поможет сохранить здоровье. А кому-то — и жизнь.

Я знал людей, которые умерли этой осенью. Если бы учебный год сразу начался в онлайн-режиме, этих смертей можно было бы избежать.

Я задаю себе вопрос: ЗАЧЕМ они умерли?

У меня нет ответа на этот вопрос.

Возможно, кому-то он известен…

https://superomsk.ru/news/95144-glava_omskogo_minobra_raskrla_plan_po_vxodu_studen/?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop

С мыслями о заднице

https://www.publicdomainpictures.net/

Прямо наваждение какое-то!

Сегодня весь день, вызверяясь на бесконтрольные причуды подсознания, неотвязно фантазирую о заднице случайного медийного незнакомца.

Совсем как с прилипчивой мелодией: вроде только-только перестанет дребезжать в ухе, облегчённо вздохнёшь — и тут опять!

Вы не подумайте — я не в каком-нибудь там плохом, непристойном смысле.

Просто прочитал в новостях, что «Россотрудничество» после объявления автора «Тотального диктанта — 2021» (им оказался писатель Дмитрий Глуховский, известный своими нонконформистскими взглядами) разорвало партнёрские отношения с проектом: в новом году ни на одной из множества зарубежных площадок этого федерального агентства диктант писать не будут.

Сразу промелькнуло в голове: «Вот и ещё один своевременно подсуетился! Едва учуял острым номенклатурным нюхом душок идейной неблагонадёжности — тотчас поспешил прикрыть себе задницу».

И тут будто щёлкнуло что-то, и затасканная  затхлая, плоская метафора вдруг ожила, заколыхалась, рельефно вспучиваясь плотным, округлым бугром где-то в диком, вольном порубежье рассудка: а какая она, эта деликатная часть тела у какого-то неведомого мне отдельно взятого чиновника? Вот правда — что там у него под дорогими, модными брючками?

Упруго-звонкие, спортивно оттренажёренные ягодицы или рыхлые, сдобные, пышные караваи сорокалетнего мужичка, привыкшего (как я) вечером основательно подкушать — в порядке борьбы с ежедневным трудовым стрессом?

Младенчески гладкая венеро-боттичелиевская попка или силиконово-зыбкий, волосатый, неавантажный тухес, который лишний раз и представлять-то себе не хочется?

Натурально, весь день не могу отвязаться!

Погружаюсь в работу, забываю. Но стоит хоть чуть отвлечься — опять всплывает в воображении эта реализованная метафора.

Хоть бы уже скорей отпустило!

https://totaldict.ru/news/news/el-kommentariy-shtaba-po-povodu-zayavleniya-rukovoditelya-fa-rossotrudnichestvo-evgeniya-primakova/

Ньютон, Толкиен и другие: искусственные языки и их создатели

Я за кадром :). Но всё, что вы видите в кадре (кроме лектора ?), — моя работа.

Приятного просмотра!

Открытая лекция доктора филологических наук, заведующего кафедрой русского языка и лингводидактики ОмГПУ Н.Д. Федяевой.

Боттомлес как топлес в эпоху ковида

Около года назад, в прошлой жизни, прожариваясь в гриль на огнедышащем турецком пляже и расслабленно поглядывая по сторонам, я обратил внимание на девиц, загоравших нагишом, но с непременной микроскопической цветной тряпицей (наподобие салфетки для очков), воткнутой между ягодиц для соблюдения приличий.

Эта занятная визуализвция извечного  конфликта между зовом природного естества и велением общественной морали навела меня на мысль о необходимости выделить особый класс симулятивных объектов, на уровне знака демонстративно утверждающих своё бытие, однако на уровне смысла столь же демонстративно его отрицающих.

В далёком августе 2019-го эта семиотическая модель показалась мне хоть и довольно экзотичной — но продуктивной. Я был уверен, что она о себе ещё заявит во всеувиденье.

Приятно сознавать свой пророческий потенциал. Но не когда десяток лиц с печатью священной простоты на челе и непременной душеспасительной маской на подбородке норовит щедро оросить тебя ковидом в каждом автобусе и каждом магазине 🙂

P.s. Только вот название той стародавней заметки к нынешним реалиям не подходит. Какой уж тут боттомлес? Налицо самый натуральный топлес.
На лицо 😉

Метафизика постели

Фото: www.pxhere.com

Кому из нас не знакомо это обессиливающее чувство борьбы с дряблой материей — когда тщетно пытаешься отыскать начала и концы, расправить непослушные изгибы, отличить лицевую сторону от изнаночной, когда, стервенея от напряжения и безнадёги, раз за разом силишься уместить лениво расползающееся содержимое в предательски аморфную оболочку?

Что и говорить — вопрос риторический!

Это яростное, азартное и одновременно катарсически-мучительное чувство знакомо всем, кто хоть раз вдевал одеяло в пододеяльник.

Шага за шагом, деталь за деталью неспешно оживите в памяти эту сцену. Снова прочувствуйте подушечками пальцев податливо-неподатливое, шершавое шевеление ткани. Давайте, давайте! Гештальтируйте! Для катарсиса это — самое оно 🙂

А теперь вспомните тот, без преувеличения, роковой момент, когда вы достаёте свежеотжатый, порошково благоухающий пододеяльник из недр стиральной машины — и в мрачно предощущавшемся, но от того не менее дыбоволосном смятении понимаете, что все эти неведомо откуда берущиеся пёстроспинные крохотулечные платочки, все эти ласковые, давным-давно одомашненные рукомойные полотенечки, и даже лениво свернувшаяся в толстенный, удавский жгут простыня — все они за полчаса совместной крутни в барабане ухитрились каким-то чудом пролезть в пододеяльник, добраться до самых его затаённых уголков, чтобы перезапутаться там друг с другом в один громоздкий, дикий, невнятный ком!

Как из прямых и честных законов естества, из броуновского движения тряпиц само собой вдруг выкомковывается к нашей печали этакое вселенское свинство?

Ну честное слово: как такое вообще возможно?!!

Платоном и Аристотелем клянусь: тому, кто проникнет в дьявольскую, непостижимую тайну пододеяльника, я в тот же самый миг вручил бы Нобелевскую премию!

И не по физике. Описать математически точными формулами причуды турбулентности — великого гения не нужно. Довольно и одарённой посредственности. Вот вы попробуйте сделать то же самое — в отношении причуд творчества!

Какая уж тут физика? Физике метафизические, иррациональные извивы нашего поэтического пододеяльника не по зубам.

Нобелевскую премию по литературе, конечно! 🙂

Письмо министру

Изображение: www.openclipart.com

Дорогой глубокоуважаемый Министр Омской Области!

Пишет Вам простой омский гражданин.

В последнее время я всё чаще наблюдаю вопиющие факты касательно нашей системы здравоохранения, о которых хочу Вам доложить для принятия соответствующих суровых мер!

Есть, например, у меня коллега по предприятию, дама вроде бы во всех отношениях порядочная, включая соблюдение трудовой дисциплины. Имеет награды и благодарности.

И вот тут недавно перестала она ходить на работу. Считай, целый месяц не исполняла свои непосредственные служебные обязанности. По уважительной, как было впоследствии установлено, причине: ввиду острой двусторонней пневмонии. И вся её семья по этой же причине, на основании медицинских показателей, в течение двух с половиной декад систематически отлынивала от трудовой деятельности.

Но это пока ещё не главное. Про всё это я Вам написал для того, чтобы Вам был исключительно ясен её моральный облик.

Или вот ещё есть у меня одна знакомая — только не по трудовому фронту, а вообще. И тоже в прошлом месяце переболела пневмонией. Только официальным, клиническим способом — в государственном медицинском учреждении. И тоже через две недели выписалась, но к трудовым операциям так и не приступила, а взяла себе отпуск и оплатила санаторную путёвку на реабилитацию, якобы под предлогом недееспособности и плохого самочувствия.

И ещё другие подобные недвусмысленные социальные контакты у меня имеются в довольно большом количестве.

И вот когда этой социально нечистоплотной знакомой кто-то посоветовал сделать анализ на антитела и она его сделала, то оказалось, что она непонятно каким путём, вопреки клинически утверждённому диагнозу, приобрела огромное количество дефицитных антител, которые получают исключительно пациенты, легально переболевшие коронавирусной инфекцией, — и только с санкции соответствующих компетентных врачебных органов, по строжайшему списку! И вся семья у неё оказалась при антителах! И вот эти все остальные знакомые тоже!

Дорогой глубокоуважаемый товарищ Министр! Я вас прошу настоятельно разобраться в этой вопиющей ситуации! Каким образом разные, не побоюсь сказать, коррупциогенные личности в обход предписанного им официального медицинского диагноза приобретают в собственность труднодоступные коронавирусные антитела, столь необходимые сейчас нашей системе здравоохранения?

Имеет ли тут место исключительно факт преступного сговора отдельных морально недоброкачественных индивидов? И не оборачивается ли этот вроде бы разрозненный, но такой многозначительный факт в условиях поголовной, героической противовирусной мобилизации нашей Омской Области прямым составом государственной измены?

Доргой товарищ Министр, прошу Вас во всех вышеизложенных мною фактах сурово разобраться и по закону наказать виновных!

Со своей стороны готов на условиях личной анонимности передать Вам для беспристрастного расследования все вышеуказанные фамилии и адреса.

Омичь и Гражданин

Для рамочки

Рамочка: www.pixabay.com

Коллега сейчас судится с руководством университета, настаивая на отмене выговора, который она получила после жалобы студентки на предвзятое отношение преподавателя.

Я не стану комментировать ход этого процесса и взаимные претензии сторон. Во-первых, потому что не вижу здесь безусловно правых и безусловно виноватых. А во-вторых (и в главных!) потому, что обсуждать надо первопричины, а не последствия.

Мне хотелось бы поговорить об основном виновнике всех подобных конфликтов, который, будучи тысячелико-обезличен и, как следствие, неуловим для крикливого, поспешного суда общественности, спокойно продолжает в монастырской тиши министерских кабинетов делать своё чёрное дело, стравливая одних невиновных людей с другими в простодушной уверенности, что это и есть его (всех этих безликих тысяч) священно-профессиональный долг.
Я хочу поговорить о бюрократии.

Мы на своей почти шестой части суши давно пытались построить что-нибудь всесторонне-монументальное: сначала коммунизм, потом страну развитого социализма, наконец — просто развитую страну. Но единственное, что нам удалось в итоге монументально натяпляпать, — это всесторонне развитый бюрократизм.

Власть бюрократов ведёт к повсеместному торжеству бумаги над здравым смыслом, когда любое решение принимается не потому, что так ПРАВИЛЬНО, а исключительно потому, что так ПОЛОЖЕНО (независимо от того, есть ли в этом хоть какая-то реальная потребность).

В бюрократической системе ценностей вопрос качества стоит не то чтобы на последнем месте — он вообще не стоит.
Качество любой работы бюрократами духа оценивается исключительно по формальным показателям.

Чёткие формальные рамки в любом небалдагонном, ответственном деле нужны. Но рамка не самоценна. Единственная её задача — поддерживать и беречь то истинно ценное, что она обрамляет.

Год за годом все эти минобры с рособрнадзорами, то и дело меняющие имена, как змея шкуру, с нарастающим остервенением трясутся над рамкой.

Руками не прикасаться! Только специальной кисточкой!!! И чтоб поддерживали, раздолбаи, оптимальный для рамки температурный режим!

Полградуса в плюс или в минус — гуманитарная катастрофа!!! А уж ненароком поцарапать — и думать не моги! С такими вандалами разговор короче пистолетного выстрела: отозвать у них государственную аккредитацию к чертям собачьим — за пофигизм и непочтительное отношение к образовательным стандартам.
Все силы, все человеческие — и поистине нечеловеческие! — ресурсы брошены на уход за рамкой.

А полотно меж тем неспешно ветшает: вспарывают поверхность краски новые микротрещины, сочные некогда цвета блёкнут, а по углам — вообще целые куски отваливаются.

Приходит раз в полгода обозреть картину Высочайшая Чиновная комиссия. Все как один в костюмах от кутюр — и в полном сознании собственной Абсолютной Незаменимости.

Придирчиво и долго созерцают, выстроившись полукругом. Прищурив один глаз, всматриваются под углом к свету. Встревоженно цокают толстыми от непрерывного витийствования языками.

— Валерий Николаевич, а ведь за эти полгода вроде так ничего и не улучшилось?

— Сергей Сергеевич! Да уж какое там улучшилось! Вы только посмотрите: вся эта, как её, штукатурка…

Сбоку торопливым шёпотом:

— Краска! Лерий Лаевич, краска!

— Вот именно! Как я и начал уже говорить, когда меня перебил мой референт, краска вся, значит, неприкрыто сыплется, будто листья в октябре!

— Вот-вот! Принимаем мы тут с вами, Валерий Николаевич, неотложные меры, принимаем, а между тем, натурально, хрень какая-то творится: Платон, например, справа уже вконец облез…

— Сергей Сергеевич, там же у нас справа вверху, согласно штатному расписанию, вроде не Платон, а Сократ…

Отчаянный шёпот сбоку:

— Ломоносов! Лар-Леич, Ломоносов!

— Товарищ референт! Вы бы уже с какими-нибудь конструктивными предложениями что ли выступили! Перебиваете раз за разом непосредственного руководителя и перебиваете!

…слышится короткий, жалобный всхип откуда-то сбоку..

— Так всё-таки что делать-то будем, Валерий Николаевич?

— Сергей Сергеевич, поверите ли — ума не приложу! Всё ведь перепробовали! За рамкой у нас уход — идеальный. Чистим эту заразу нежнейшей микрофиброй, а потом ещё для полного блезиру горничная её эксклюзивной такой косметической пуховочкой обмахивает: само собой, сотрудница модельной внешности, в чулках, в передничке, юбка мини — всё по высшему разряду. Полироль втираем четыре раза в день трёхчасовыми сеансами. У неё, у этой рамки, считай, ежедневный тайский массаж — как в таких, знаете, приватных салонах для отдыха. И ведь если у какой сволочной обслуги рука дрогнет, или, положим, без ласки, без внимания, без чувства — а чисто для проформы, халтурно, сволочь, тряпкой возюкает — сразу к увольнению! У меня руководящий и преподавательский состав затрахались уже эту деревяшку ублажать — жалуются на переработку, депрессию, срывы нервные. Не знаю, что делать, за что хвататься! Может, этого, как его там, Ломоносова белилами какими-нибудь наскоро подмазать? Как думаете, Сергей Сергеевич?

— Мелко, мелко мыслите, Валерий Николаевич! Не в государственном масштабе! Системнее, всестороннее надо к федеральной проблеме подходить, а не размениваться на всяких там персонально взятых Носовых! Раму, раму — надо крепить! В надёжной раме — картина как в сейфе, без единого пятнушка!

— Сергей Сергеевич, так ведь уже закрепили — дальше некуда. Так закрепили, что не охнуть и не вздохнуть!

— Валерий Николаевич, ну давайте мы с вами как-то… оптимистичнее, что ли подойдём к вопросу… без этого вот, с позволения сказать, декаданса. На нас ведь с вами на двоих — вся надежда! Если мы с вами не позаботимся — то кто? Я, например, в порядке конструктивной идеи предлагаю ещё вот тут, знаете, с боков золочёными винтами подзатянуть. .

— Сергей Сергеевич, да толку-то от этой позолоты? Если уж крепить — так чтобы через  пару недель не расхлебекалось. А вот ежели из сплава титана и платины изготовить…

— В точку! В точку, Валерий Николаевич! И тебе прочно, и тебе со вкусом, и не бомжеложище тебе какое. На эдакий шуруп только глянешь — сразу понятно: основательный подход!

— А ещё непременно — чтобы все винты ручной работы!..

— Вот! Совсем ведь другое дело, Валерий Николаевич! Видите, пошёл у нас с вами, пошёл уже брейнсторм!

— … а вот, вот ещё! Чтобы резьба одновременно была и справа налево, и слева направо!!!…

— Эк у нас с вами, Валерий Николаевич, продуктивная мысль-то попёрла! А что, пожалуй, спасём мы с вами эту картину?

— Ей богу, Сергей Сергеевич, спасём!

Вот, собственно, и всё.

Больше мне к этому вымышленному диалогу добавить нечего.

Самые непомерные чаевые

Фото: www.pixabay.com

Ехал с работы на такси. На полпути нас тормознула полиция, чтобы составить на водителя протокол за отсутствие лицензии.

Я проходил свидетелем и вынужден был сначала предъявить документы, а затем дать письменные показания, что во столько-то часов столько-то минут вызвал машину через приложение «Яндекс Такси» по такому-то адресу.

Наверное, можно было отказаться. Но никакого смысла утаивать правду я не видел: виновен — вызвал!

В ходе протокольных процедур выяснилось, что у моего шофёра четверо несовершеннолетних спиногрызов, никакой официальной работы (кормит семью извозом), родом они из небольшого посёлка в соседней области, в Омск переехали всей семьёй в поисках лучшей жизни, и даже машина у него не в собственности, а арендованная.

Минут через двадцать преступление было всесторонне задокументировано и мы поехали дальше.

Остаток пути таксист делился наболевшим: за лицензию отдай несколько штук, плюс ежемесячные отчисления, плюс 33 тысячи ежеквартально за ИП. При таком раскладе проще сразу пойти в грузчики — там он и то больше заработает.

Водитель сдержанно, с какой-то странной смесью чувства собственного достоинства и чувства полной безнадёгм, матюгался на жизнь.

Я тем временем боролся с жабой, которая лицемерно советовала не потворствовать преступлению.

Когда водительский «Яндекс» бодрым голосом поздравил меня с завершением поездки, я вынул из кармана купюру, номинал которой раз в пять превышал стоимость заказа, и сказал: «Купите детям какой-нибудь подарок».

Copyright © 2020. Сергей Демченков
Сайт работает на WordPress; шаблон Romangie Theme.

Лицензия Creative Commons
Произведение «Сайт Сергея Демченкова», созданное автором по имени Sergey Demchenkov, публикуется на условиях лицензии Creative Commons «Attribution-ShareAlike» («Атрибуция — На тех же условиях») 4.0 Всемирная.
Разрешения, выходящие за рамки данной лицензии, могут быть доступны на странице http://demch.me/.

Все материалы, размещённые на сайте, публикуются под свободной лицензией. В тех случаях, когда свободно распространяемые материалы получены из сторонних источников, даётся ссылка на источник.
На материалы, размещённые за пределами домена http://demch.me/ (в том числе доступные по ссылкам, приведённым на сайте), действие данной лицензии не распространяется.