Tag Archives: Поэтика абсурда

Инвентаризация

Инвентарный номер

Я люблю инвентарные номера — за это великолепное канцелярское презрение к вечности, за отсутствие священного трепета перед безмерным.

Вот типичный инвентарный номер в учреждении средней руки. Ничем не примечательное двадцатизначное число.

На Земле живёт около семи с половиной миллиардов человек. Если принять, что на каждого из них в среднем приходится по миллиону вещей (и тех, что лежат у вас в квартире, и тех, что стоят на полках магазинов, и тех, что в совокупности создают городское пространство), мы получим цифру с шестнадцатью нулями.

Это безумно много.

И всё равно это несравненно меньше, чем может вместить в себя инвентарный номер учреждения средней руки.

Ёмкость этого невзрачного инвентарного номера колоссальна. Его разрядов с избытком хватит, чтобы пронумеровать все без исключения вещи на планете Земля — до последнего винтика, ненароком закатившегося под диван, до последней канцелярской скрепки в каждом из сотен тысяч офисов на всех обитаемых континентах, до последнего йогурта, доживающего свой последний срок в вашем холодильнике.

Резервы инвертарного номера неисчерпаемы: его хватит ещё на пару-тройку тысяч таких планет, как Земля.

Ну право же, стоит ли насаждать бюрократию с таким поистине астрономическим замахом?

Бюрократу особенно важно правильно осмыслить свой масштаб в соотношении с масштабами вселенной. И наконец выучиться считать правильно, по законам алгебры, а не документоведения: один, два, три, четыре, пять…

P s. Кстати, кто-нибудь понимает, для чего инвентаризировать здания? Чтобы, если вдруг затеряется среди других вещей, отыскать по инвентарному номеру? 😉

Неженская логика

Яблоко лабиринт

Изображение: www.pixabay.com

Умники из числа самцов любят издеваться над женской логикой: дескать, хочешь широкой мужской ступнёй коричнево вляпаться в алогизмы — шерше ля фам.

А по мне — так очень даже простая и понятная логика. Аристотелева логика хороша в университетских аудиториях и на страницах учебников. А «женская» удобна в отношениях и в быту. Поэтому, кстати, мужчины к ней тоже постоянно прибегают.

Но вот какую логику я совсем не могу понять — так это логику чиновническую.

Приведу простой пример. Скажем, в вузе у вас учатся культурологи, музеологи, дирижёры, режиссёры и… чтобы никого ненароком не сглазить — дрессировщики древесных лягушек. Все они относятся к одной укрупнённой группе направлений подготовки.

Так вот: если преподаватели, отвечающие за дрессировку лягушек, готовясь к очередной аккредитации, напутают что-нибудь в отчётных документах, закроют всю укрупнённую группу. И режиссёров. И дирижёров. И культурологов. И музеологов. Даже если у них у всех документация в таком устрашающем порядке, что комар (не то что эксперт Рособрнадзора) носа не подточит.

Ну вот всё равно, как если бы проштрафился дядя Паша, и забрали бы его в милицию. А потом замели бы тётю Глашу. И малолетних Колю и Полю. А также престарелого Феофила Кондратьевича. А почему? А потому, что все они дяди Пашины родственники или соседи, пусть лично за ними никакой вины и не числится.

Придумал я сейчас этот абсурдный пример и понял: что-то мне эта ситуация напоминает.

Только никак не могу припомнить, что именно.

Интенсивная тренировка

Недавно фитнес-браслет засчитал мне 17 минут лекции в качестве интенсивной тренировки. Не просто «другого упражнения» (такое частенько случается) — а тренировки! Интенсивной!

Целых 10 минут — до следующей пары — я был интенсивно горд собой.

Во время лекции, стоит мне оторваться от причала (читай — кафедры), меня, как щепку, подхватывают бурные волны риторики — и уносят в открытое море. Я энергично двигаюсь в узком пространстве между доской и партами, наполняю голос всей доступной мне эмфатикой и патетикой, жестикулирую с истинно итальянским темпераментом.

Специфика преподавательского труда последние пару-тройку десятилетий меняется в темпе брейк-данса.

Не так давно — на моём студенческом веку — преподаватель был, прежде всего, носителем знаний. Во многом уникальных — хотя бы потому, что львиную долю прочитанных им книжек и статей в малотиражных сборниках нигде ближе Москвы (или его личной библиотеки) достать было невозможно.

Сегодня уникальным знанием никого не впечатлишь. Знаний сегодня много, и они доступнее вокзальной шлюхи (в смысле — и платить-то не надо). Даже если строить курс полностью на базе авторской концепции, на фоне бесконечных альтернатив она никем не будет воспринята как откровение — всего лишь одна точка зрения из многих.

Но роль модератора знаний и погонщика лентяев (где искать; как искать; как научиться отбирать действительно важное; и да — не тормози, работай, сцуко!) — эта роль «умного помощника», которую эпоха упорно навязывает вузовскому работнику, не вызывает у меня энтузиазма.

Но та же эпоха, до абсолютного нуля обесценивающая индивидуальность в массовом производстве (неважно — тампононов ли, знаний ли), предоставляет нам выбор: чем дешевле индивидуум в сфере товарного и символического производства, тем выше его значение в сфере творчества, и тем дороже любой, даже символический, творческий вклад в сферу производства.

Хочешь быть ходячим органайзером для «потребителей образовательных услуг» — будь им. Ностителем Истины (с большой и виньеточно выписанной буквы) тебе не быть.

Но ты можешь быть артистом.

Как органайзер, по большому счёту, ты избыточен: при наличии грамотно устроенной образовательной среды и минимальной самодисциплины у студентов, преподаватель превращается в заурядный элемент академического декорума. Профессора, как известно, красит борода. А профессор, несомненно, красит аудиторию.

Но как художник слова и мысли ты незаменим. Ты в силах заразить аудиторию своими идеями, своими сомнениями, своей жаждой поиска. Аудитория — твоя сцена. Мел, доска, проектор, любая подручная ерунда — твой реквизит. Я, кстати, презентации не люблю. Я могу использовать их в спектакле, но мне нравится вещественный, шершавый реквизит, плотно ложащийся в руку.

И вот тут мы сталкиваемся с фундаментальным противоречием. Артист — если он артист, а не «кушать подано» — не должен думать о бумагах. Если ему на каждую роль придётся оформлять прорву ненужных листков, каждый о десяти согласующих подписях и о пятнадцати синих печатях, ему некогда, а главное, нечем будет работать. Вдохновение — ценный и ограниченный ресурс. Если расходовать свой талант не по назначению — всё вдохновение уйдёт в целлюлозу.

Я даю не больше одного первоклассного спектакля в месяц. И то — скорее реже, чем чаще. И то — скорее по внезапному вдохновению, чем в результате долой и въедливой работы над ролью.

А я бы, пожалуй, готов был играть с полной отдачей каждый день. И даже не по одному спектаклю. Так чтобы майка к антракту намокала от пота.

Но моё театральное начальство — из минобра и рособрнадзора — мне этого не даёт. И если у меня всё же время от времени получаются по-настоящему сильные спектакли, то это не благодаря, а вопреки.

Там, наверху, считают, что всем нам лучше быть органайзерами.

Учебная работа

Навязываемая извне бюрократическая замусоренность сознания своеобразно резонирует с бессознательными процессами.

Печатая «учебно-методическая работа», я отчего-то стал всё чаще пропускать букву «ч».

Пока вовремя спохватываюсь.
Но чувствую, что скоро перестану.

Причём сознательно.

Беспокоит жидкий хирш?

Повысим индекс Хирша за 4 недели

Беспокоит жидкий хирш?

Достаточно одного месячного терапевтического курса всего за 500 рублей, чтобы нормализовать все цитатообменные процессы и привести ваш хирш в идеальное состояние!

🙂

Гармония

Старушка с котом рисунок

Изображение: www.pixabay.com

Вы, наверно, думаете, что теория литературы чертовски далека от живой человеческой жизни?

Да ничего подобного!

Все мы живём внутри теории литературы 🙂

Вот вам, пожалуйста, теория:

Гармония — это структурная и смысловая завершённость, которую обретают все части целого в их взаимообусловленном единстве.

А вот как это выглядит на практике. Берём четыре последние новости:

НОВОСТЬ ПЕРВАЯ.
Повышение пенсионного возраста на 5 лет для мужчин и на 8 для женщин, что во многих регионах РФ выше среднего «возраста дожития» (для мужчин).

НОВОСТЬ ВТОРАЯ.
Повышение НДС на 2%, что приведёт к пропорциональному росту цен в розничной торговле.

НОВОСТЬ ТРЕТЬЯ.
Повышение пошлин на загранпаспорта и водительские удостоверения.

НОВОСТЬ ЧЕТВЁРТАЯ.
За прошедший год количество долларовых миллионеров в России увеличилось на 4%.

А вы тут рассуждаете про оторванные от жизни теории! 😉

Езоп

Бюст Эзопа

Фото: www.wikimedia.org

Еду тут давеча в маршрутке. На остановке «Советский исполком» впрыгивает в неё бодренький такой мужчинка околопенсионного возраста.

Лысоватый слегка: вокруг намечающейся плеши, как шумнодубровные леса вокруг темечка горы, кудрявятся всякие там дикорастущие подвыцветшие завитушки. Наушники фасонистые, моднявые — плеер, значит, слушает.

Энергичный, в общем, такой гражданин. На журналиста Евгения Козловского похож. Ну да вы его не знаете, так что, к чему я его вдруг вспомнил — непонятно.
Впрыгивает, короче, он таким молодцеватым, блошиным поскоком, садится через проход.

Смотрю я на него туманным взором, весь в послерабочем онемении, и вижу: ба, да это же баснописец Езоп!

— Здрассь! — говорю я потрясённо и почтительно.

— Калимера! Калимера! — сверкает он мне в ответ звонкозубой средиземноморской улыбкой; размахивает руками. Ну истинный эллин, одно слово!

— Товарищ Езоп, — набираюсь я дерзости, — вы к нам в командировку, или как? Посмотреть, может, какие достопримечательности? Музеи, цирки, чебуречные?

Пожимает только плечами с истинно эллинистической грацией — дескать, может, так, а может, и не так. Может, цирк, а может, и не цирк. Сам, дескать ещё не решил.

— Товарищ Езоп, — приклеился я к нему, как банный лист; и самому неудобно, а любопытство гложет, — вы к нам как, надолго приехали?

Пожимает опять плечами с истинно эллинистическим пофигизмом: долго ли, коротко ли — да как пойдёт, так и пойдёт.

— Товарищ Езоп, — не отлипаю я от знаменитости, — вы это, скажите мне, как оно там, вообще?.. вы же мудрый, вроде как, гражданин — так вот скажите мне, как оно, значит, там, в целом и, конечно же, в частности?..

Пожимает он плечами с чисто эллинистическим простодушием.

— Охи, — говорит, — охи! Рашн не понимайт!

Так, значит, с ним и поговорили…

Езопов язык, чёрт его дери!.

Езопов язык…

И СНОВА О ТУНЕЯДСТВЕ

Я не собираюсь набиваться в пророки.

Тем более, чтобы предсказать определённые события, великого ума не надо.

Но мне кажется, что эта коротенькая заметка трёхлетней давности удивительно точно соответствует текущему моменту 🙂

http://demch.me/blog/2015/07/18/o-tuneyadstve/

Высокое звание

Мне неясна мораль этой истории.

Учителям нельзя носить купальники?

Или купальники носить можно, но категорически нельзя складывать губки бантиком?

Или по отдельности и то, и другое разрешается, а вот за один раз две такие фривольности — уже запрещено?

И ещё один попутный вопрос: а ханжами быть не зазорно?

Или дремучее ханжество вполне соответствует «высокому званию педагогического работника»?

https://ria.ru/incidents/20180609/1522407168.html

Бюрократический обряд

План эвакуации

Сейчас я вам объясню на пальцах, что такое бюрократический стиль мышления.

Бюрократ никогда не задумывется о целесообразности бюрократических процедур и, более того, считает кощунственным проверять их на соответствие требованиям здравого смысла.

Он убеждён в сакральности бюрократического процесса: подобно языческому жрецу, он требует от окружающих беспрекословного следования обряду — не потому, что так нужно, а потому, что так дОлжно.

Вот вам простой пример.
Комната, в которой висит этот план эвакуации, находится на первом этаже; открыв окно, можно за три секунды оказаться на улице (там невысоко — даже и прыгать-то не надо).

И всё же при угрозе пожара бюрократическая логика предписывает мне спасаться только через официально утверждённый пожарный выход, пройдя для начала насквозь всё здание и на закуску устроив в дверях затор с другими доверчивыми эвакуантами.

А вы говорите — здравый смысл 😉

Copyright © 2018. Сергей Демченков
Сайт работает на WordPress; шаблон Romangie Theme.

Лицензия Creative Commons
Произведение «Сайт Сергея Демченкова», созданное автором по имени Sergey Demchenkov, публикуется на условиях лицензии Creative Commons «Attribution-ShareAlike» («Атрибуция — На тех же условиях») 4.0 Всемирная.
Разрешения, выходящие за рамки данной лицензии, могут быть доступны на странице http://demch.me/.

Все материалы, размещённые на сайте, публикуются под свободной лицензией. В тех случаях, когда свободно распространяемые материалы получены из сторонних источников, даётся ссылка на источник.
На материалы, размещённые за пределами домена http://demch.me/ (в том числе доступные по ссылкам, приведённым на сайте), действие данной лицензии не распространяется.