Tag Archives: Патриотизм

Чтобы уважали!

Крик

Изображение: www.wikimedia.org

Помнится, один мультяшный волк пел такую песенку: «Чтобы все дрожали! Чтобы уважали!».

Многие наши сограждане искренне убеждены, что страх — это высшая степень уважения. Боится — значит уважает. Если не застращать человека до обмоченных подштанников — никакой почтительности от него сроду не дождёшься.

Благоговение у нас традиционно воспитывают поркой.

А между тем всё с точностью до наоборот: угрозой можно заткнуть рты, заставить ходить на цыпочках, имитировать правдный восторг.

Но подлинное уважение рождается только там, где нет места страху.

День С.В.

Валентинка. Два сердца на конверте

Изображение: www.pixabay.com

Ежегодно накануне 14 февраля в социальных сетях поднимается шум: «Зачем вы празднуете день Святого Валентина, когда у нас есть свой, русский праздник — день Петра и Февронии? Долой низкопоклонство перед заграницей!»

При этом 90 процентов самых громкокричащих были в православном храме один, от силы два раза (когда крестились и когда женились). И половина из них, если спросить их месяц спустя (когда страсти поулягутся), на какой день приходится праздник Петра и Февронии, затруднятся с ответом.

Это напоминает мне нелепую борьбу против иноязычных заимствований. Не горизонт, а небозём! Не галоши, а мокроступы! Не бильярд, а непременно шарокат! Нельзя осквернять родную речь иноземными словами — это ведёт к порче и оскудению языка!

Не надо бояться чужого. Мышление в стиле «свой-чужой» родом из первобытных времён, когда чужого насаживали на копьё, а потом с аппетитом кушали, восполняя потребность организма в животных белках. Мы, цивилизованные сапиенсы, и сегодня во многом живём по жестоким и примитивным кроманьонским законам. Но надо ли по-прежнему старательно пестовать в себе дикого кроманьонца?

Одно дело, когда в хозяйстве уже имеется своя вещь (и добротная!), а на замену предлагают убогую заграничную подделку. Например, когда при наличии своих сельхозпродуктов отменного качества покупают дешёвую синтетику у зарубежных производителей. Впрочем, и здесь надо разбираться с каждым конкретным случаем особо, потому что «своё» ещё не всегда означает «хорошее».

Но зачем изобретать искусственные альтернативы тому, что уже прижилось естественно и повсеместно, я не понимаю. Просто потому, что не «своё»?

Культура и язык много мудрее их упёртых ревнителей. Они с детским простодушием спешат ухватить всё, что красиво блестит, но, наигравшись, бросают надоевшие глупые цацки и в итоге оставляют себе только то, что действительно стало родным.

Честное слово, хочется уже бросить клич: «Давайте защитим культуру от её защитников!».

Путину верим. Зло победим

Ледовый городок. Надпись: Путину верим, зло победим

Путину верим. Зло победим.

В ледовом городке в одном из омских дворов.
Без комментариев.

Шершавые лапищи патриотизма

Вчера прочитал интервью с одним умным человеком. Вначале речь шла о проблемах высшего филологического образования в России. Потом, видимо, чтобы придать беседе огоньку, журналист решительно направил её в политическое русло. Один из заданных им вопросов был такой:

«Не кажется ли вам, что понятие родины в России несколько преувеличено? Об этом говорит, в частности, повсеместное написание этого слова с заглавной буквы, равно как и регалий чиновников: «Мэр», «Губернатор», «Президент»».

Ответ привожу не полностью — лишь самое существенное:

«Мне кажется, что тут есть всё время какая-то подмена, когда этими заглавными буквами, пафосом, громкими словами замещают то, что вообще-то должно быть очень интимным. У человека всегда есть отношения с миром, в котором он живёт, с улицей, по которой он ходит. Но есть люди, у которых его нет, — и это прекрасные люди…».

Что вопрос, построенный на игре смежными, но не родственными понятиями, что ответ — слишком уж однобокий, и поверхностный в своей однобокости — меня не удовлетворил.
Если бы мне пришлось отвечать на этот вопрос, я бы, пожалуй, ответил на него так:

Прежде всего, не будем смешивать понятия «родина» и «государство». Заглавные буквы в названиях чиновничьих должностей и чиновных учреждений — не от первого, а от второго. «Родина» — категория ментальная. Это то общее в образе мыслей, обычаях, языке, культуре, что нас объединяет, делает нас одним народом. «Государство» — категория вещественная. Это те законы, те социальные, политические и бюрократические институции, те конкретные люди на конкретных должностях, благодаря которым невещественные отношения, называемые нами «родиной», обретают плоть и кровь, опредмечиваются в вещественной реальности.

Связь между родиной и государством сродни связи между душой и телом. Нет ничего печальнее скитаний бесплотного духа (вспомним трагедию еврейского народа), и очень сильна должна быть у такой души воля к жизни, чтобы, лишившись телесной оболочки, не раствориться в пустоте. И нет ничего отвратительнее зрелища, когда жизнь души целиком подчинена потребностям тела: это развращает и уродует душу.

Неправильно сводить понятие родины к интимным отношениям человека с окружающим его пространством — улицей, городом, миром. Родина — это отношения человека с другими людьми, составляющими народ, к которому он принадлежит. Пространство, в котором он обитает, может быть для него дорогим, милым, родным, но к родине оно не имеет никакого отношения.

Любовь к родине — не то же, что любовь человека к человеку. Последняя всегда интимна. Любовь к родине — интимна и всеобща одновременно. Если в ней остаётся  что-то одно — интимное или всеобщее — такая любовь недорого стоит.

Есть люди, у которых слово «патриотический», а тем более сочетание слов «патиотическое воспитание» вызывают рвотный рефлекс. Не буду кривить душой: меня от них тоже слегка подташнивает 🙂 — главным образом, потому, что патриотическое воспитание у нас обычно принимает формы махровой казёнщины, когда в деликатную сферу интимного безжалостно и бестолково лезут шершавыми чиновничьими лапищами.

Разграничить в любви к родине интимное и всеобщее непросто; здесь надо действовать с великим тактом и большим умом. Но если мы привыкли делать что-то из рук вон плохо, это не значит, что оно плохо по определению и что его не надо делать вообще.

Патриотизм — странное растение. Оно может самосейкой взойти в диком поле. Может вымахать так жутко и непролазно, никому жизни не станет. А может и пожухнуть на корню без всяких видимых причин. Но чтобы оно принесло добрые плоды, за ним нужен добрый уход.

От добрых же плодов и польза велика.

И тошнить от них никого не станет.

Copyright © 2018. Сергей Демченков
Сайт работает на WordPress; шаблон Romangie Theme.

Лицензия Creative Commons
Произведение «Сайт Сергея Демченкова», созданное автором по имени Sergey Demchenkov, публикуется на условиях лицензии Creative Commons «Attribution-ShareAlike» («Атрибуция — На тех же условиях») 4.0 Всемирная.
Разрешения, выходящие за рамки данной лицензии, могут быть доступны на странице http://demch.me/.

Все материалы, размещённые на сайте, публикуются под свободной лицензией. В тех случаях, когда свободно распространяемые материалы получены из сторонних источников, даётся ссылка на источник.
На материалы, размещённые за пределами домена http://demch.me/ (в том числе доступные по ссылкам, приведённым на сайте), действие данной лицензии не распространяется.