Category Archives: Заметки

Шофёрские поборы, коллективное жмотство и ночь на улице

Фото: www.pixabay.com

Честное слово, вот совсем я не понимаю некоторых моих соотечественников!

Сегодня должен был вступить в силу закон, по которому к стандартным анализам для шофёрской комиссии прибавятся ещё два — на регулярное употребление алкоголя и психотропных веществ. Как следствие, должен был заметно уполновеситься и ценник — от двух с чем-то тысяч до семи с хвостиком (по омским прайсам).

И вот накануне дня Х в шофёрские комиссии по всей стране ломанулись сотенные толпы.

Автолюбители, жаждущие обновить права по прежнему тарифу, с вечера записывались в очередь, чтобы, спиноломно и нервотрёпно продремав всю ночь в позе буквы «зю» в собственном авто на парковке у клиники, к середине следующего дня достоять наконец до заветных мензурок и психотестов.

Приправленная массовой скопидомской истерией каша заварилась так круто, что разруливать конфликт между законом и ожиданиями граждан пришлось лично главе государства.

И вот этого я, правда, совсем не понимаю!

Если бы мне первый попавшийся мефистофель предложил такую альтернативу: a) проторчать полдня и всю ночь в очередях, спать (точнее, с переменным успехом пытаться заснуть) в машине при забортном двадцатиградусном морозе, бегать по нужде при свете дня в больничый сортир, а во мраке ночи — в ближайшую круглосуточную кафешку или b) спокойно выложить трудно и беспокойно заработанные 5 тысяч рэ, я не задумываясь воскликнул бы: «Остановись, мгновенье, ты прекрасно!» и с быстротой гангстера, выхватывающего свой верный кольт из кобуры, выхватил бы карточку «Сбербанка».

Ну правда, ну не понимаю я этого!

Лет пятнадцать назад, когда я был много юнее, здоровее и задорнее, довелось мне как-то по осени провести ночь в машине. При том, что снаружи в ту пору стояла сущая теплынь (в районе нуля), повторять этот опыт я как-то не стремлюсь. Я даже не говорю, что за полдня и целую ночь вы из сэкономленного рублей 500 сожжёте на одном бензине. Но вот просто скажите: вам охота так над собой изгаляться за пять штук?

В нашей стране немало людей, которым проще себе правую руку отрубить, чем вынуть из кошелька эту самую «пятихатку». Ну так они все ездят на общественном транспорте — история эта не про них.

На этом месте многие мне заорут про святое: детишкам, дескать, родным на варежки да зимние ботинки. Я и не спорю — всякое бывает. Но я ж вас знаю как облупленных, мои дорогие соотечественники! Те самые, что громче и праведнее всех кричат, профукают всю эту экономию на понтоватую ерунду какую-нибудь: потянутся с июня перелётными стаями в турецкие пятизвёзды — накачиваться в обед и ужин под завязку халявным алкоголем (а чё, всё включено, алло!) или на родине прогудят эту с боем вырванную у государства пятёрку в душноватом шалмане под задушевную беседу, душевный шансон и напитки по душе.

Ну вот вам-то, которым отслюнявить государству кровную пятёрку, само собой, жалко, но отнюдь не самоубийственно, — вам-то оно зачем?

Заматывают покрасневший нос шарфом. Отщёлкивают тумблер отопления в салоне ещё на два красненьких деления.

Не дают ответа…

Толстый кот Виктор и державные амбиции «Аэрофлота»

Довольный кот

Фото: www.pexels.com

У одного мужчины есть толстый кот. Кота зовут Виктор (но это так, для справки; это к делу отношения, не имет).

Виктора потребовалось доставить из Риги во Владивосток. При пересадке в Москве владельцу запретили брать кота в салон, поскольку вес животного превышал установленные нормативы.

Ни за доплату, ни при каких иных условиях толстого кота Виктора в салоне везти не соглашались.

Опасаясь, что питомец, который плохо чувствовал себя при взлёте и посадке, не перенесёт восемь часов в багажном отсеке, его хозяин решил проявить смекалку: разыскал в Москве у знакомых похожую на Виктора кошечку Фиби и после взвешивания ловко подменил хвостатых пассажиров.

Замечу в скобках, что перевозка животных в качестве багажа — дикость несусветная. Представьте, что вы отправляете таким образом годовалого ребёнка, который сопоставим с котом по уровню развития интеллекта, богатству эмоционального мира и способности осмыслять то, что с ним происходит. Представили? Ну тогда продолжим.

История толстого Виктора тут же разошлась по соцсетям, потом её подхватили СМИ. Во всей России не осталось человека, который бы не посочувствовал мытарствам кота и не восхитился бы находчивостью его владельца.

Дождавшись этого психологически благоприятного момента, «Аэрофлот» торжественно лишил отчачнного котовладельца всех заработанных им миль и выгнал его из программы лояльности «Аэрофлот Бонус».

Продолжение занятной истории получило не менее звучный медийный резонанс, и вот уже вся Россия смеётся над мелочной обидчивостью главного авиаперевозчика, а юная и дерзкая служба такси «Ситимобил», эксплуатируя промах транспортного мастодонта в собственных рекламных целях, предлагает Виктору и его хозяину компенсировать все потерянные аэро-мили в автомобильном эквиваленте.

Надо полагать, взвешенное, глубоко продуманное решение дать коту Виктору с его антропо-подельником заслуженного многомильного пинка исходило из самых стратосферных управленческих верхов «Аэрофлота». Потому что любой вменяемый пиарщик, натурально, поперхнулся бы слюной от одной такой мысли — всё равно что помянутый аэрофобный кот Виктор на этапе взлёта. Потому что тщательно спланированная месть огромной корпорации отдельно взятому клиенту (в том числе самая сладкая месть — на законных основаниях) выглядит смешно, нелепо, а главное, — жалко.

Потому что это пиар-катастрофа, хуже которой по репутационным последствиям может быть только (не дай бог!) авиакатастрофа.
Вот потому я и подозреваю, что без участия высокого руководства тут дело не обошлось. Ведь в руководстве каждой второй (если не первой) отечественной мега-корпорации заправляют люди с державным стилем мышления.

Если в двух словах, державные ценности — это вывернутые наизнанку ценности общечеловеческие.

Что государство, что авиаперевозки — это сфера обслуживания. У клиента (он же гражданин) имеются разнообразные потребности, которые сфера обслуживания призвана удовлетворять. То есть авиапревозки для человека, а не человек для державы. Но если первая половинка этого тезиса ни у кого уже, кажется, сомнений не вызывает, то со второй по старой, феодальной памяти народ ещё продолжает путаться.

В равной мере удовлетворить все жизненно важные запросы всех граждан ни одна держава не в состоянии. Но если гражданин вынужден ловчить и нарушать правила, чтобы его жизненно важные (и при том никак не затрагивающие окружающих) интересы не пострадали, единственно правильная политика — честно признать: возможно, наши правила не совсем правильные; возможно, мы чего-то не учли; уважаемый гражданин, приносим искренние извининения; мы подумаем и постараемся сделать так, чтобы наш закон не ущемлял ваши законные права; а пока вот вам небольшой, но приятный бонус за невольно доставленные неудобства.

Итак, это хорошая политика.

На самом деле в отношениях клиента и державы клиент двлеко не всегда прав. Но и закон далеко не всегда прав. Если закон делант клиента без вины виноватым — значит виноват не клиент, а закон.

И вместо того чтобы наказывать клиента за вину закона, надо совершенствовать закон.

Но вот именно это державному мышлению и непонятно, потому что кто — ты и что — держава.

Державному мышлению трудно, почти невозможно постичь, что закон не религиозная догма, строго обязательная для исполнения, а сложный, нуждающийся в постоянных корркктировках способ с минимальным ущербом для каждой из сторон состыковать трудно стыкующиеся интересы всех субъектов социальных взаимодействий.

Само сомнение в обоснованности закона державной мысли видится крамольным: только одному позволишь усомниться — как все разом примутся налево и направо нарушать! Закон падёт, а вместе с ним — и держава. Ослушников не слушают — их карают.

Держава категорически настаивает, чтобы её принимали всерьёз. Она не терпит непочтительности. Держава может не питать неприязни даже к открытому врагу и равнодушно мириться с его существованием. Кого она действительно не переносит — так это насмешников.

Очень может быть, наказанный клиент уйдёт. Так скатертью дорога! Никакой отдельно взятый гражданин державе не интересен — только как составной элемент параметрически усреднённой клиентской массы, в которой державник не привык, да и не желает высматривать отдельные лица.

Впрочем, розги розгами — а лететь-то всё равно надо. И, помаявшись со своей лихой, недолгой свободой, строптивый клиент, пожалуй, вернётся назад.

Вот разве что отыщется какой-нибудь волшебный «Ситимобил», который с ветерком домчит его в те вольные края, куда не залетают державные самолёты…

Жи-ши и гражданская оборона от хаоса

Дом отдыха Шышки, тихая речка

Фото С.Г. Носовец

На что вы готовы пойти ради рекламы?

На лакировку фактов?

Да я вас умоляю!

На откровенное враньё?

Как два пальца об асфальт!

На сделку с совестью?

Мерзотненько, конечно, — но без вариантов!

На сделку с офрфографией?

Ну… это даже для прожжённого дельца, кажется, уже чересчур.

Систематически нарушать ПЛД?

Бросьте, да все так делают!

Немножко нарушать закон?

Так ведь без этого в нашей стране вообще не проживёшь!

Злостно нарушать нормы орфографии?

А вот тут — простите!

Если даже орфографию не соблюдать — тогда что у нас вообще остаётся? Это наш последний рубеж, за которым — анархия и хаос.

Орфографический беспредел куда страшнее беспредела бандитского. Бандитский мы пережили — и ничего. А вот переживём ли написание «жи-ши» по понятиям, — большой вопрос.

Орфографическая вольница опаснее для державы, чем вольномыслие в умах. Она способна сбить граждан с панталыку, как и не снилось никакой пятой колонне. Как никогда не агитничалось ни у какого «Первого канала».

Страшно произносить — но ведь даже не… Пушкин наше национальное «всё», а это самое «жи-ши» из учебника для второго класса!

Давайте же любить наше неискоренимое «жи-ши»! Давайте вместе держать оофографическую оборону от хаоса!

А вы говорите — «Шышки»…

P.s. Спасибо за это фото Светлане Геннадьевне Носовец!

Районный бро-бар

Бро бар, кофе на районе

Фото: О. Петрова

Сегодня мне рассказали, что в центре Омска открылся кофейный бро-бар. То есть бар для братков. Первый, так сказать, «на районе».

По этому случаю хотелось бы слегка потеоретизировать. И совсем чуть-чуть поморализаторствовать.
Бывают заведения субкультурные — бывают атмосферные.

Первые предназначены для приятных посиделок в кругу «своих». Например, гей-бар. Вторые — для мимолётного приобщения к духу определённой суб- или просто культуры. Скажем, ирландский паб. Бывают и компромиссные варианты: возьмём любой ирландский паб в Нью-Йорке.

Надо полагать, бро-бар относится ко второй категории. Но что-то меня всё же в этой концепции смущает.

Ах да, вот что: я как-то ну совершенно не представляю себе эстетских кофейных посиделок «на раёне» 😉

P.s. Спасибо Олесе Петровой за наводку!

Теория большого Сидорова

Виктор Вайнерман, быть Сидоровым, обложка книги

Чехов писал, что всю жизнь по капле выдавливал из себя раба. Раб есть и во мне — это не удивляет. В ком, спрашивается, его нет?

Но вот недавно я осознал, что во мне есть ещё и Сидоров. Я, впрочем, всегда это подозревал. Я чувствовал его в себе. Я просто не знал, кто он и как его зовут.
Теперь я знаю: Сидоров имя ему.

В отличие от раба, Сидоров заключён не во всякой грешной душе. Прежде всего, он — ботан. А также, пожалуй, и во-вторых и в-третьих. Это его определяющее свойство.

С годами он, конечно подобтесался, утратил прыщеватую подростковую невинность и приобрёл навык внешне непринуждённого общения с людьми, так что при беглом взгляде легко может сойти за нормального члена общества (без всяких там подспудных комплексов и экзистенциальных терзаний).

Но в недрах души (а ежели начать копать — так вовсе даже и не глубоко, примерно на штык) тонкими слюдяными пластами залегает всё тот же детский, хрупкий, прозрачно-смутный Сидоров. И месторождения его поистине неисчерпаемы.

Молодёжь, запоем отсмотревшая все двенадцать сезонов «Теории большого взрыва», может опрометчиво вывести из этого художественного опыта, что быть интеллигентским задохликом, каким-нибудь астматичным-застенчивым-не-переваривающим-лактозу доктором Леонардом Хофстедтером, даже прикольно.

Не знаю, как оно в Пасадене (штат Калифорния) — однако ж Сидорова (с поправкой на здешние целинные широты) носить в душе нелегко.

Потому что Сидоров всё время думает. Там, где нормальный человек спокойно и уверенно действует на автопилоте рефлексов, Сидоров бесполезно и страдательно рефексирует. Он вечно задаётся никчёмными вопросами. Почему я? почему не я? так поступил? или не так? или не поступил? А как надо???

У приличных людей налаженная, умеренно приятная жизнь время от времени нарушается неприятностями. Сидоров — сам себе (говоря его, сидоровским слогом) имманентная неприятность.

Можно ещё долго рассуждать, кто такой — Сидоров. Но не это важно. Важно то, что я вдруг осознал: во мне — Сидоров! И теперь, натурально, по-сидоровски маюсь неразрешимыми вопросами.

Что до раба — с ним всё понятно. Давить его, клоповное семя! Едва только свой острый хоботок высунет — сразу давить!

Но надо ли мне выдавливать из себя Сидорова?

С одной стороны, без него, определённо, легче. С другой, не есть ли этот ломкий, слюдяной подспудный Сидоров, некоторым образом, — я сам. Не ампутирую ли я вместе с Сидоровым важную часть души? Да и вообще я, кажется, привык а нему…

Вам кажется, что уж вы-то свободны от Сидорова? что у вас его уж точно нет?
Сомневаюсь.

Если хотите знать наверняка — прочтите книгу Виктора Вайнермана «Быть Сидоровым».

И приходите на её презентацию 25 октября 2019 года в 15.00 в Литературный музей имени Достоевского.

Полёт «Икаруса» над Иртышом

Фото © РИА Новости с сайта «Независимой газеты»

Подборка из нескольких моих свежих текстов в печатной и электронной версиях «Независимой газеты» на тему жизни в СССР и мышления по-советски.

Здесь нужно небольшое предисловие. Изначально я сделал две разные по тематике подборки; обе включали в себя как новые заметки, так и уже размещенные у меня на сайте и в соцсетях. Для СМИ неопубликованные материалы в безусловном приоритете, поэтому редакция скомпоновала из двух подборок одну, оставив только новинки. 

Так что по тексту заметно прошлись редакторские ножницы и карандаш, раскраивая и вновь сшивая куски. В итоге получилось не совсем то, что я задумал; некоторые акценты сместились. Но я не в претензии. Большинство важных для меня смыслов нашло отражение в тексте. 

Если у меня когда-нибудь дойдут руки собрать очередную книжку из накопившихся за два последние года публикаций, там я, пожалуй, приведу исходный вариант «советской» подборки. А пока представляю вашему вниманию «Полет «Икаруса» над Иртышом».

Запрет Хэллоуина, или Попка младенца

Тыква, хэллоуин

Изображение: www.pixabay.com

Чувства у иных верующих нежные, как попка младенца: чуть что натёрло снаружи, или, положим, какая другая вполне обычная в детском возрасте неприятность вышла, моментально — зуд, покраснение, слёзы, мордочка кисло сморщилась, закоробилась старческими складками, как печёное яблоко, и пошёл надсадный ор до потолка, во всю ненатруженную полугодовало-звонкую глотку.

Вот давеча натёрла группе верующих лиц деликатные части души Омская филармония. Затеяли нехристи концерт, приуроченный к бесовскому празднику Хэллоуина. И тут же зазвучали разные младенчески требовательные возмущённые голоса:

— Бесопоклонники! Да как такое вообще возможно: в государственном учреждении — и вдруг Хэллоуин?!

Хотелось бы объяснить младенцам, как такое возможно — именно в государственном учреждении.

Церковь у нас (во всяком случае, по букве закона) отделена от государства, и экзальтированно верующие имеют с неэкзальтированно верующими и даже, страшно сказать, с неверующими равные права (во всяком случае, по букве конституции; согласно печально знаменитой 148-й статье уголовного кодекса РФ, религиозные чувства, в отличие от всех прочих, нуждаются в особой охране и их оскорбление является настолько общественно опасным деянием, что подлежит даже не административному, а уголовному преследованию).

Вот, например, вам, граждане младенцы, активно не нравится Хэллоуин. А мне и многим другим людям скорее нравится, чем не нравится. А многим другим людям определённо нравится (вот ровно настолько, насколько вам он несимпатичен).

И государство должно считаться с чувствами всех этих людей, а не только с вашими, младенчески нежными, особо охраняемыми законом.

Вы не хотите, чтобы ваши дети наряжались в костюмы монстров, идя на праздничное представление в Органный зал? Так вопрос решается с полплевка: и не водите их туда на Хэллоуин — водите своих детей на рождественские и пасхальные утренники.

А, так вас оскорбляет, что чужие дети нарядятся в костюмы монстров и пойдут на представление по случаю Хэллоуина? И вы хотите им это запретить? — просто потому, что вам это не нравится. Потому, что для себя вы считаете это неприемлемым — а значит социально неприемлемым в принципе.

То есть вас оскорбляет тот факт, что у кого-то имеются чувства и убеждения, вступающие в противоречие с вашими собственными? И вы призываете государство, которое, ясен овощ, в ответе за моральный облик граждан, призвать к порядку тех, кто с вами не согласен — кто хочет отмечать какие-то иные праздники и вообще жить по собственному, а не по вашему разумению.

Ну так это, извините, не ваше младенческое дело!

Смените себе памперс, утрите кулачком засопливленный от непрестанного ора носик-пуговку и начинайте уже взрослеть, честное слово! И учиться, как подобает достойным гражданам (и настоящим христианам, которые христиане по духу, а не единственно по факту крещения), жить в мире и согласии с ближними — а не только с ближайшими единомышленниками.

http://vomske.ru/news/14312-omichi_potrebovali_otmenit_khellouin_v_filarmonii/

Сами научили

Женщина указывает пальцем на мужчину

Изображение: www.pixabay.com

У меня проблемы с критикой. Мне проблематично выступать с критическими заявлениями.

Потому что я в заведомо уязвимой позиции. Потому что я преподаватель.

Стоит мне по какому-нибудь случаю умеренно поругаться (экономисты не экономят! журналисты не журналируют! и вообще все кругом сплошные бяки!), как непременно кто-нибудь подденет: сами выучили! сами воспитали!

Официально (впрочем, неофициально — я ведь лицо неофициальное) — ответственно заявляю: школа от силы на 10% ответственна за моральный облик ученика. Остальные 90% — это семья и Господь Бог, по разумению своему и в силу генетической детермининации вылепливающий наше психо-биологическое естество.

Гиперответственно заявляю: в моральном облике взрослого человека 20% — от его прежней жизни (включая детский бэкграунд), 20% — от его нынешнего окружения и 60% — от его осознанного выбора. Влияние вуза на моральное становление студента пренебрежимо мало и исчисляется долями процента.
20% полученных ребёнком знаний — от школы, 20% — от Господа Бога и природных способностей, 60% — от его собственной мотивации и родительского умения мотивировать (иногда тут больше собственного, чаще — родительского).

30% полученных студентом знаний — от вуза, 10% — от Господа Бога и стечения внешних обстоятельств, 60% — от его готовности трудиться и узнавать.

Мораль этого процентно-отбалдышного сюжета проста. Если некто дрянной специалист и / или дрянной человечишка — виноват в этом главным образом он сам. А не Сергей Саныч Демченков. Хотя С.А., ясен болгарский перец, за всех и за всё в ответе ?

Цифра, пластик и доверие к покупателю

Изображение: www.flickr.com

Встречаются ещё странные магазины, где у тебя требуют дисконтную карту. Вот непременно этот кусочек пластика, а не скан штрихкода в телефоне, не цифры номера и не фамилию владельца.

На удобства цифровой экономики подсаживаешься быстро и безоговорочно. И если в налаженной системе электронных коммуникаций происходит сбой — тут же наступает ломка.

Я всего год как перешёл с пластиковой карты на телефон. И, господи, как же это лениво и удобно: приложить палец к телефону, приложить телефон к терминалу. И всё! Оплата состоялась.

Я всего год как рассчитываюсь в одно касание. Но я до того рвзвращён комфортом, что неизбежную монетную мелочь в кармане брюк ощущаю свинцово-тяжким грузом. И я негодую, вспоминая о владельцах маршруток, которые отказываются обслуживать счастливых в своей лени картхолдеров. Не потому, что так я экономил бы пять рублей на каждой поездке. А потому, что это скучно и непрогрессивно, — ну чисто в каменном веке, расплачиваться медяками!

Великая лень побуждает нас к ещё большей лени. И я хочу, чтобы телефон стал моим единым расчётным инструментом. Я хочу хранить там все свои дисконтные карты. Даже в овощном киоске я желаю вальяжно протягивать через прилавок свой «Самсунг», вместо того чтобы бестолково шарить по карманам.

Я понимаю образ мыслей боязливых торговцев, уповающих единственно на хрупкую прочность пластика, но уж никак не на зыбкую честность покупателей. А что если я преступно поделюсь эксклюзивной пятипроцентной скидкой со всеми своими многочисленными тётушками, не говоря уже про двоюродных племянниц?!

Успокойтесь, пугливые акулы прилавков! Если одна моя скидка приведёт к вам полтора десятка новых покупателей, вы же и останетесь в выигрыше.

Не хотите рисковать, делая ставку на людскую честность? Смело ставьте на людскую лень! Это самое верное капиталовложение 🙂

#СЕКРЕТХЕШТЕГА

Радзивилловская летопись
Фото: www.wikimedia.org

Когда-то хорошим тоном считалось не делать пробелов между словами. Точнее, никто почему-то не задумывался, что на письме словоразделы — очень даже удобная штука.

Инашидалёкиепредкиписалитекстысплошняком. Читать было так себе. Но принцип, как известно, дороже бытового комфорта (особенно если основа принципиальности — неразумение или недоразумение).

В нынешнем веке появились хештеги. Для тех, кто не разумеет ;), — это что-то вроде ключевых слов и словосочетаний к тексту, задающих его основные смыслы или эмоции и облегчающих (если хештеги не слишком мудрёны) поиск в соцсетях информации по определённой теме.

Начало хештега отмечается знаком «решётки» — #. А поскольку, несмотря на весь свой искусственный интеллект, компьютеры во многих частных вопросах по-прежнему потрясающе тупы, самим определить конец хештега по контектсту им слабо. Поэтому любой хештег, даже если он заключает в себе целое предложение, непременно пишется без пробелов.

#ФедфДичь
Фото: С.А. Демченкова

Хештеги — изобретение недавнее. Из моды они выйти ещё не успели. Ставить хештеги в соцсетях — это современно. Не ставить — консервативно, а то и вовсе отстало.

Тискать хештеги там, где они по определению не нужны, размечая ими живую, некомпьютерную реальность, — это молодёжно и прогрессивно.

Так в рекламу и маркетинг жарким компьютерно-вентиляторным дуновением ворвался хештег-стайл.

И вынужденная мера по искусственной примитивизации текста в попытке адаптировать его к алгоритмическому, машинному пониманию, превратилась в своего рода художественный приём…

мамадай
Фото: С.П. Денисенко

Добропожаловатьвпятнадцатыйвек!:)

P.s. Первое фото — фрагмент Радзивилловской летописи (список XV века). Второе — моё. Третье — Сергея Павловича Денисенко.

Copyright © 2020. Сергей Демченков
Сайт работает на WordPress; шаблон Romangie Theme.

Лицензия Creative Commons
Произведение «Сайт Сергея Демченкова», созданное автором по имени Sergey Demchenkov, публикуется на условиях лицензии Creative Commons «Attribution-ShareAlike» («Атрибуция — На тех же условиях») 4.0 Всемирная.
Разрешения, выходящие за рамки данной лицензии, могут быть доступны на странице http://demch.me/.

Все материалы, размещённые на сайте, публикуются под свободной лицензией. В тех случаях, когда свободно распространяемые материалы получены из сторонних источников, даётся ссылка на источник.
На материалы, размещённые за пределами домена http://demch.me/ (в том числе доступные по ссылкам, приведённым на сайте), действие данной лицензии не распространяется.