Category Archives: Заметки

Моя макароническая средняя зарплата

Макароны

Фото: www.pixabay.com

За что я особенно ценю статистику — она помогает мне формировать правильное, позитивное мировоззрение.

К примеру, дополнительным соглашением к трудовому договору мне установлен на этот учебный год оклад в 26 тысяч рублей с копейками. Со всякими премиальными набегает, пожалуй, больше тридцати в месяц.

Это уже само по себе неплохо. Я даже вставил листок с допсоглашением в рамку и держу его на рабочем столе, где сентиментальные граждане помещают фото семьи, а несентиментальные, но политически грамотные — того единственного, кто роднее родни и дороже друзей.

Не скрою, когда закупаешься в магазине товарами повседневной необходимости, одолевает порой алгебраический пессимизм с социально-экономическим уклоном: вроде и ничего эдакого, без всяких там перепелов с ананасами де шампань — творог-сыр-кефир-масло, — а одной тридцатой части зарплаты как не бывало.

А ведь жизнь моя не только из творога с кефиром состоит. Она включает и другое разное, и это разное (под разными благовидными предлогами) тоже требует денег.

И вот тут, когда под теменем застарелой мигренью начинают сгущаться сомненья и тягостные раздумья, — она одна мне надежда и опора, официальная статистика Росстата.

«Ты, главное, не перенапрягай мозжечок! Ты, гражданин хороший, думай меньше, — успокоительно внушает мне она. — Ты только погляди, какая у тебя высоченная средняя зарплата в 62 тысячи — ровно в два раза больше, чем капает тебе на карточку! Сейчас вот люди прочитали в интернете эту статистику — да на твою завидную среднюю зарплату сейчас пол-Омска смотрит и облизывается. Я тебе больше того скажу: они тебя уже возненавидеть успели за твою неприлично огромную среднюю зарплату! А ты тут мигрени затеял разводить на почве нездоровой финансовой рефлексии!»

«Да на такую зарплату, гражданин хороший, тебе кататься можно как сыр в шоколадном масле! А если и не хватает на какие избыточные потребности — в зарплате ли тут дело? или в тебе родном? Тебе же государство постоянно с высоких трибун вещает: питайся, шелупонь, макарошками! чай, не баре — на регулярной основе кефир с прамезаном жрать!»

И я со светлой улыбкой всепонимания и стат-прозрения иду на кухню — и ставлю воду под макароны.

Тем более что макарошки я и в самом деле люблю! 😉

https://news.myseldon.com/ru/news/index/209665311

Священные вороны минобра

Первобытный человек

Изображение: www.pixabay.com

Что отличает просвещённого человека от пресловутого дикаря из племени Мумбо-Юмбо?

Положим, в священных для всех мумбаев и юмбайцев Великих Шнурково-Узелковых Письменах начертано (то бишь наплетено): дабы воззвать к верховному божеству, надлежит: а) крепко накуриться мухоморов, б) двадцать раз долбануться головой о ствол железного дерева, в) вуаля! — произнести формулу призыва.

Не успеете вы дочитать эту белиберду до конца, как умухоморенный в хлам дикорастущий юмбаец в молитвенном экстазе раздолбает свой орган разумения о ближайшую дикорастущую орясину.

Ибо благочестивое деяние — нехитрое. А первозданным энтузиазмом пасынки тропической природы наделены с избытком — хватит на две-три революции дворцово-всенародного масштаба и тотальную орфографическую реформу в довесок.

Человек Нового времени подходит к делу иначе: он начинает задавать вопросы.

Положим, обкуриться — да, в этом, определённо, что-то есть!.. Но вот усердно колошматиться башкой о жёсткую корягу — что, правда, без долбежа никак? И, на минуточку, а есть ли бог вообще?

Ибо человек Нового времени взамен безвозвратно утраченных на пути социальной эволюции здорового мышечного тонуса и нездорового религиозного энтузиазма обзавёлся критическим мышлением.

Способность же критически мыслить начинается, как известно, с недоверия к любой априорной истине. Поэтому трезвомыслящий хомо новус, в отличие от простодушных сапиенсов Железного века, допускает предположение, что даже Великие Шнурково-Узелковые Письмена не свободны от ошибок.

И даже…

(на этом месте, уважаемые читатели, пожалуйста, раскройте пошире рот, закройте глаза и ложитесь ничком по направлению ударной волны — потому что сейчас я взорву к тысячекилотонной термо-ядрене-фене ваш мозг)

… ошибки встречаются даже в документах Министерства образования!

Дело, как говорится, житейское.
Вот, скажем, разработчик образовательного стандарта, изнурённый постоянными копипастами между несколькими близкородственными документами, в процессе созидательной теоретико-педагогической активности, словил ворону и в конце внушительно длинного списка неправильно расставил слов и падежов. Таким примерно образом:

«Выпускник, освоивший программу магистратуры, должен обладать следующими профессиональными компетенциями:
1. Владением навыками планирования, организации и реализации образовательной деятельности.
2. Владением навыками разработки учебно-методического обеспечения.
3. Педагогической поддержке профессионального самоопределения обучающихся».

В ходе всех положенных по чиновному протоколу проверок и перепроверок никто этой вороны не заметил. И вот уже министр образования РФ начертал на судьбоносной бумаге свою прихотливую завитушку, а в канцелярии неопознанную грамматическую ворону за министерской подписью равнодушно припечатали двуглавым казённым орлом.

Ну говорю же, пустяки — дело житейское.

И тут-то даёт о себе знать мировоззренческий разрыв между реликтовыми юмбами, населяющими обширные территории могучей островной империи под названием «Госслужба’, и рядовыми сапиенсами, которые последние полторы-две тысячи лет, вместо безмятежного кабинетного просиживания рабочего времени, пахали землю, творили, сражались — одним словом, худо-бедно двигались по пути социального и ментального развития.
Разумный человек в согласии с принципами критического мышления заключает: в тексте имеет место элементарный ляп — исправляем его на автомате и не заморачиваемся.

И было бы всё у всех хорошо, но нет — в дело непременно вмешиваются бюрократствующие юмбаи.

Коллегам из дружественного вуза скоро предстоит аккредитация. Как все разумные особи, они в многочисленных производных документах (которым счёт идёт на килограммы и без которых педагогическую деятельность, ясен перец, осуществлять немыслимо) педантично отлавливали министерских ворон, приводя словесные конструкции в соответствие с нормами русского языка.

И тут им свыше прилетело оч-ч-чень суровое внушение.
Единственная норма, которая имеет законодательную силу, — та, которая утверждена министром образования (или иными компетентными инстанциями). И если она вступает в противоречие с нормами русского языка, — это проблема носителей языка, но уж никак не минобра.

Короче говоря, коль скоро стандарт требует: «Должен обладать компетенцией
педагогической поддержке профессионального самоопределения», то должен обладать педагогической поддержке! Без всяких, знаете ли, политически незрелых розенталевских умствований!

А почему так?

А потому что в Священных Письменах именно так и сказано. Долбануться. Башкой. Двадцать раз. О дерево. Железное!
А если кто не долбанулся. Или не головой. Или не двадцать. Или обо что другое. Или хотя бы древесную породу выбрал помягче — тот отступник и преподаёт с нарушениями образовательного стандарта.

А с отступниками в племени Мумбо-Юмбо, как известно, разговор короток: поджарить на медленном огне и захачить на обед — дабы не нарушали общественное спокойствие.

Ведь применительно к сакральным текстам вопрос об ошибке в принципе не ставится: Великие Шнурки и Узелки врать не могут. И если они утверждают, что солнце садится на востоке, единственный способ привести реальность в соответствие со стандартом — переименовать запад в восток.

И вот коллеги в невероятной спешке (аккредитация-то уже на самом кончике носа!) стали в очередной раз переделывать сотни производных документов, скрупулёзно восстанавливая в них Священные Министерские Ошибки.

Вы не подумайте, я не расист. И вообще ни на полпальца никакой не не ист. Но, может быть, всё-таки ввести закон, чтобы не принимать на госслужбу юмбаев и прочих мумбоумных граждан?

Одной ведь бумаги тогда сколько удастся сэкономить!

Сверх

Capslock, клавиша

Фото: www.wikipedia.org

Думаю, давно уже назрела необходимость ввести в практику письма СВЕРХзаглавные буквы.

Вот, например, когда выстукиваешь мечтательно: «Государственная Дума Российской Федерации» — выражают ли эти скромные, непримечательные полноразмерные литеры числом четыре штуки всю глубину уважения, сопутствующую мыслям о наших органах законодательной власти?

Нет! В нынешнее глубоко безнравственное время, когда всякий мелкий прыщ вроде расплодившихся в деловых бумагах «Исполнителя» с «Заказчиком» или «уважаемого Гостя» в забегаловке норовит непременно тиснуть себя с большой буквы, — о какой почтительности заглавного формата тут вообще говорить?

Можно, конечно, для усиления эффекта переключиться на капслок: «ГОСУДАРСТВЕННАЯ ДУМА». Но в радикальной возгонке регистра до предельно допустимых величин столь явственно читается: «ДОСТАЛИ!!!», что самое сдержанное и почтительное обращение начинает выгдядеть как издёвка. Недаром же говорят, что сплошные заглавные буквы на письме сродни крику.

Понтовые молодёжные потуги личностного самовыражения посредством изнасилования клавиатурной раскладки хороши разве что для граффити. На гаражной стене таким креативным надписям самое место, но в официальной документации они будут производить двусмысленное впечатление. «ГосУДАРstvennаЯ DOOMa» — оно, спору нет, дерзко и энергетично, но как-то уж слишком отдаёт первой тайком выкуренной сигаретой и первым стаканом палёной водки, там же, в гаражном простенье. К тому же социально незрелые личности начнут усматривать в подобных суетливых, блошиных ENG-РУС-перескоках всякие порочащие подтексты. Так что с молодёжью (в её аномальных раскладочно-шрифтовых предпочтениях) нам не по пути!

Набивать названия властных инстанций в демократичной нижней раскладке не годится по определению. Так, знаете ли, недолго докатиться до глубоко ошибочных и социально опасных выводов: что «государственная дума», например, — такое же рядовое общественно полезное учреждение, как «поликлиника» или «университет», и работают там самые обычные, равноправные с другими граждане.

Поэтому очень прошу вас, товарищи депутаты! Пора бы уже в числе других нужных стране законов принять наконец Закон о Шрифтах. Чтобы избиратели получили возможность беспрепятственно (и графически соразмерно) выражать на письме своё уважение к соответствующим компетентным органам.

Все прочие насущные и болезненные социальные проблемы к настоящему времени успешно решены на законодательном уровне. Осталась разве что проблема неприспособленности традиционной русской графики к современным задачам дифференциации степеней почтительности в письменной коммуникации между властью и населением. Вот её-то и надо решать незамедлительно!

Памятник Просветителю

Памятник просветителю, Барнаул.

Это памятник Просветителю.

Не какому-то просветителю конкретно. А именно Просветителю вообще.

Поэтому и вид у него такой безмерно слащавый и дурашливый.

Просветителем с большой буквы быть непросто. Потому что к нему предъявляются Повышенные, прямо-таки Провокационные требования. Ему надо быть Полностью и Повсеместно на букву «П».

Просветитель, позволяющий себе не-Позволительное вызывает законное раздражение и недоверие. Если он не Патриотичен и не Прямолинеен в своих суждениях (а следовательно, По оПределению не Прав!), Публика (есть ещё слово «плебс», но оно отчего-то упорно не пишется с большой буквы) — Публика Просит его По-доброму: «Аффтар, выпей йаду!»
И в знак Признательности Подносит ему цикуту.

Подлинный Просветитель должен быть — вот, я наконец-то Подыскал нужное слово — Приличен и Примерен. Правилен, Прост и Предсказуем. Короче говоря, отменно Положителен.

Просветителю нельзя выходить за рамки, Предписанные ему обществом. Он должен Постоянно Поражать наше воображение, но Поражать — Приятно. Его миссия — Позитивная и Продуктивная.

Из бунтаря, фантазёра и нонконформиста Примерного Просветителя не выйдет, от них всегда только смущение и разврат.

В нашем Привычном Прямоугольном мире, Построенном из Параллелей и Перпендикуляров, эти странные люди мыслят не Прямо или Поперёк (как то самой Природой Предписано), а всякий раз — куда-то вглубь, или вбок, или ввысь, — одним словом, вопиюще внесистемно. Они навязчиво напоминают нам о неудобном и намеренно говорят синтаксически сложными предложениями.

Всё дело в том, что они пользуют слишком многабукафф. Тридцать три, или сколько их там? — подобная анархия до добра не доведёт!

ПППППППППППППППППППППППП

Совсем ведь другое дело! Надёжно, Прочно, а главное, По всему Периметру, — как забор с Повершьем из колючей Проволоки.

Бесспорно, Просветителю надлежит быть Правоверным. Не верным. Это качество для него как раз излишнее, потому что правая вера имеет свойство меняться со временем. Следует обладать изрядной лёгкостью манёвра, чтобы своевременно, без проволочек всякий раз Прицельно Поворачивать сПрава наПраво.
Заметим также, что в деле Просвещения Потребен благородный Пафос.

Посмотрите (в смысле — Посмотрите) на фотку: чтобы эдак умильно-многозначительно на глазах у всего честного народа растопырить грабли (Простереть Правую Пясть, конечно; оговорился — Простите!), — в общем, чтобы эдак непринуждённо вывернуть суставы, без многолетних утомительных тренировок не обойтись.

Открою вам секрет: человечество подразделяется на две категории — есть люди «П», и есть все остальные. Первые, как Правило, Преуспевают. Вторые — как получится, всяк в меру своего фонетического своеобразия.

И если вы будете, как Положено, Примерным Пастырем на букву «П», Потомки неПременно Проникнутся (иные — даже Прослезятся) и Поставят вам Памятник.

Вот как на этом фото.

Центр вселенной

Композиция Барнаул - центр вселенной

Я некоторое время размышлял над этой композицией. Не скажу, что долго. Но — размышлял. Многое осталось непонятным.

Однако же сама идея завораживает. Впечатляет своей антиномичной тотальностью.
Вот она, прямо за табличкой, барнаульская земля, и несть ей меры. Границы Барнаула, как говорится, нигде не заканчиваются.

Или же, напротив, вот оно, прямо за табличкой, великое барнаульское ничто, и несть ему… Ну вы поняли.

Впрочем, художник, как это часто бывает, ухитрился непоправимо изгадить великий замысел.

Слева, метрах в двадцати от таблички, — как раз на том расстоянии, когда начинаешь недоумённо озираться (где оно? где оно???), но ещё можешь сложить воедино вербальное «а» и скульптурное «бе», — аккурат в этом пространственно-смысловом диапазоне торчит посреди лужайки мелкое недоразумение на ножках в облике крохотного Земшара.

Чиновник может по внезапному, пророческому недомыслию вмалярить в художественную халтуру абсурдистски тонкий оттенок гениальности. Художник же наверняка её запорет.

Рособрнадзор против сонной мафии

Гангстер, мафия

Изображение: www.pixabay.com

Жена — завкафедрой в другом вузе. Мой университет недавно прошёл аккредитацию. Им это удовольствие ещё предстоит в апреле-мае.

Так что с самого начала семестра она только тем и занимается, что, дурея от недосыпа, без выходных ваяет и раз за разом переделывает в соответствии с очередными начальственными веяниями килограммы абсолютно бессмысленных бумаг.

И вот приснился ей сегодня детективный сон — на удивление сюжетно насыщенный и занимательный. Были там и загадочное убийство, и зловещая мафиозная семья.

И вот, когда дело близилось уже к развязке, прямо посреди финального судебного процесса, сюжет вдруг начал необъяснимо пробуксовывать.

К примеру, задаёт прокурор свидетелю многозначительный вопрос:

— Гражданин такой-то, где вы были вечером такого-то числа?

Гражданин в ответ бормочет нечто неудобь сказуемое:

— Вчера вечером я приводил рабочие программы дисциплин по направлению подготовки «Педобразование» , профиль «Русский язык и литература» в соответствие с требованиями ФГОС три плюс плюс.

Допытывается у него адвокат:

— Гражданин такой-то, знакомы ли вы с обвиняемым?

Гражданин бубнит ему что-то и вовсе уже невнятное:

— Профессиональная компетенция номер семь образовательного стандарта по педобразованию предусматривает наличие у обучающихся следующих знаний, умений и навыков…

Так и кончился этот детектив ничем, погрязнув в нескончаемом абсурдистском занудстве.

А как ведь хорошо, как интересно всё начиналось!

Типичный, кстати, финал для Рособрнадзора 😉

Город моим именем не назовут

Замок

Фото: www.pixabay.com

Я Сергей Демченков.

И я знаю, что надёжно застрахован, по крайней мере, от одной напасти: моим именем город не назовут.

Улицу — да, быть может. Тут никаких гарантий у будущности требовать нельзя. Я вот, например, прописан по улице 20 лет РККА. И ничего — двадцать лет прожил и даже исправно получал корреспонденцию. Улица Демченкова по сравнению с таким цифирно-буквенным запором — это просто легчайший детский пук.

В общем, с мелкой топографией — тут уж как повезёт. Остаётся только молитвенно уповать на судьбу и собственную безвестность.

Но вот город — никогда.

Даже у самого отчаянного посмертного ********* (решил зазвездить эпитет от греха подальше) язык не извернётся так причудливо.

Нет, до города Демченкова никакому канонизатору-увековечивателю своё изощрённое слюнявство не дотянуть! Строение речевой полости не позволяет.

Кто, зачем и когда вытащит твой полуразложившийся прах из интеллектуальной помойки цивилизации — вопрос волнующий, но безответный. Скорее всего, никто. Но опять же, фортуна — мамзелька с норовом.

Жил себе на свете буржуйский философ Маркс. Раз за разом ссорился с власть предержащими, мотался перекати-полем из страны в страну, поддуваемый враждебными ветрами. Философствовал понемногу против мировой буржуазии. По-своему, по-учёному, радел об общественном благе. Заработки имел ничтожнейшие — кормился главным образом за счёт своего идейного френда Энгельса. Хоронить его пришло не то девять, не то одиннадцать человек.

И вот спустя полвека репродукциями его художественно взлелеянной бороды бескомпромиссно забарбершопили шестую часть суши, присовокупив к ней для полноты композиции ещё одну бороду, одну бородёнку и одни усищи.

Знал бы он там, в Лондоне, каким тотальным обородением земных ландшафтов обернутся его с Энгельсом альтруистические философские посиделки!

Так что много я вам не обещаю. Сказать по правде, не обещаю вам в далёком футуруме вообще ничего ровным счётом..

Одним твёрдым зароком разве что могу вас обнадёжить: в городе Демченкове вы жить не будете.

Мраморным надгробием своим клянусь!

Слово из трёх букв, или Азарт по-русски

Люди рассматривают надписи на заборе

Фото: https://nara.getarchive.net/

Есть в природе такой закон — закон экономии речевых усилий. Проявляется он, помимо всего прочего, и в том, что наиболее важные, наиболее употребительные слова — обычно простые по звучанию и короткие. Как говорится, «да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого».

Оно, конечно, не всегда так.

У турок, например, «да», «нет» довольно витиеватые — «эвет» и «хаыр». Но это, я думаю, в основном от восточной обходительности. А ещё от средиземноморской привычки поторговаться. Нельзя же вот так сразу, в один слог — «да», и точка. Эдак никакого сорокаградусного, вербально проперчённого (до жжения во рту) базара не получится!

Или вот у греков «нет» — это «охи». Ну, оно и без перевода понятно.

Шлялись мы как-то в целях вечернего променада по греческому городку. Повстречали девчушку-первоклассницу с пачкой рекламных флаерочков в руке. Только она к нам кинулась наперерез, как я в гордом, но милостивом жесте простёр руку и произнёс на безупречном древнегреческом: «Ноу, сеньк ю! В смысле, охи, юная пионерка! Упс!». У девчушки аж плечи поникли. «Охи? — переспрашивает. А потом так тяжко, так по-взрослому выдохнула: «Охи!».

Спору нет, экономия — дело в хозяйстве пользительное, но иногда, ради душевного релакса, нужно и шикануть.

Имеется, к примеру, в русском языке слово «зад» — ладное и безыскусное. Сразу ясно, что часть тела, которую оно обозначает, не какая-нибудь там факультативщина, а всему организму, так сказать, голова.

Кстати, про голову — это же просто кликуха нетопыря какого-нибудь ушастого, а не слово. Го-ло-ва! Растянуто аж на три слога, вычурно и непонятно. Сплошной интеллектуальный выпендрёж, короче! Тут и ежу (не только нетопырю!) понятно, что орган этот в работе и личной жизни бесполезный — одни дешёвые понты.

А зад — да. Зад — всему основание.

Но опять же. Надрать какому-нибудь излишне о себе мнящему гражданину зад просто психологически невозможно. Да что там надрать! Даже элементарно отшлёпать по заду — вроде бы пустяк, а ведь рука не поднимается!

Потому что в таких делах, требующих творческого полёта и фантазии, совершенно необходима задница.

Вот это, я понимаю, слово! Смачное, звучное, хлёсткое и сдобное!

Надрать задницу — уже само по себе акустическое блаженство. Не говоря о воспитательном значении помянутой процедуры!

А зад надрать — плоско, глухо, нудно и деревянно. И, пожалуй, даже с педагогической точки зрения бессмысленно.

Или ещё пример.

Высокоморальные граждане, вы сейчас закройте глаза, для верности ещё заткните уши и рот и дальше не читайте. Потому что дальше речь пойдёт про слово из трёх букв. Которое молодые люди из поколения в поколение пишут на заборах. Чтобы, как говорится, привлечь к вопросу внимание общественности.

Если отбросить нетопырские, головные предрассудки, слово-то на самом деле хорошее. Простое, крепкое и надёжное — всё равно что осиновый кол, который вбивают в сердце вампиру. Видно, что изготавливалось оно и тщательно фонетически оттачивалось не для пустых, интеллигентских словесных перепихончиков — а для дела.

А вот взять его гендерный антоним — так ведь совсем другая петрушка. За фасадными звонко-звучными аккордами безошибочно угадываются нездоровый блеск в глазах и пошляцкое, слюнявое обсмаковывание.

Оно и понятно: все, какие есть на свете, матюки сочинили в незапамятные времена те самые бледные юноши со взором горящим, ценители заборного письма, воплощая в них свою нехитрую антиномичную картину мира.

Или вот ещё, из сравнительного языкознания.

Русские — народ не азартный. Язык тому свидетель. Ну правда, есть ли во всех славянских языках слово более нудное, более серое, более расхолаживающее, чем «ставка»? Разве что нетопырская лексема «голова». С этой вашей «ставкой» только в банк идти за кредитом или в бухгалтерию отчитываться по командировке — абсолютно никакого адреналина в звучании.

А вот сравните, как оно за океаном.

Ass! Bum! Bet!

Делайте ваши ставки, господа! И мы надерём вам ваши задницы!

Каждое слово — сочный оттиск власти и силы, точно синяя печать бюрократа.

Нет в отечественном азарте этой вот односложной лихости, эдакого приблатнённого, пассионарного драйва.

Потому что русский азарт происходит от отечественного «авось». Слово это раздумчивое, неверное. И означает оно: сперва неделю мылиться да париться, терзаясь экзистенциальной неприкаянностью. А потом вдруг — эх, была, не была!

Или вот слово «конец». На поверку — тот же мягкотелый, неопределённый «авось», только в другой товарной упаковке.

Вот мне, говоря по чесноку (честноку?), давно бы уже закруглиться, а я всё рассусоливаю и рассусоливаю бессмысленное словесно-звуковое сусло.

Короче, надо жать на тормоз.

Fin!

Вот видите: как только нашёл правильное слово — в один момент остановился 😉

Аликсей Питрович

Ребенок за ноутбуком

Фото: www.publicdomainpictures.net

Аликсей Питрович именно так пишет своё имя-отчество. Хотя в паспорте оно записано иначе. Но запомнить, какие буковки стоят в паспорте, он, кажется, и не пытался. Во-первых, потому что читает он по складам и такие длинные слова осилить с одного раза у него не получается. А во-вторых, потому что писать ему доводится, пожалуй, не чаще раза в год — по очень и очень особым случаям.

Об окружающем мире Аликсей Питрович знает немного, — в основном, самые простые вещи, постигаемые на живом опыте. Например, что летом тепло, а зимой холодно. Или что страна, в которой он живёт, называется Россия. Но есть и ещё всякие разные страны. Их очень много, — наверно, больше десяти. А может, даже сто. Или тысяча.

Аликсей Питрович твёрдо помнит, что приехал он сюда из другой республики. Так что Россия, возможно, тоже не страна, а республика. Впрочем, такие мутные, такие путаные вопросы его совсем не интересуют. В республике ему за работу платили мало. В России платят больше. Поэтому Россия — хорошая страна.

Об истории у Аликсея Питровича и совсем уже смутные представления. Живёт он в своём личном, маленьком временишке, прочно замкнутом с обеих сторон датами рождения и смерти. Да, когда-то и он умрёт, потому что так положено — все умирают. Но никаких других мыслей о смерти у него нет. Потому что зачем вообще об этом думать?

Он знает, что до него жили другие люди. Это было давно. Или вот была Великая Отечественная война. Это тоже было давно. Тогда страной руководил Александр Второй. Или Пётр Первый. Тогда мужики руководили обязательно по номерам. Сейчас, кажется, без номеров.

Как руководили? Ну вот у него на стройке прораб руководит. Так и они руководили. Но это всё тоже очень далеко от жизни, а потому совсем не интересно.

Я долго думал, кого мне напоминает Аликсей Питрович. И наконец понял: дошкольника лет пяти-шести.

Он немного знает буквы и при известном умственном усилии способен задуматься о вещах, пребывающих за рамками его ближайшего бытового окружения.

Разве что, в отличие от дошкольника, Аликсей Питрович имеет законное право пить водку. И голосовать за будущее своей страны.

Автор идеи

Теория большого взрыва

Фото: www.flickr.com

Не устаю искренне удивляться, когда в титрах буржуйских фильмов снова и снова вижу нелепую фразу: «Автор идеи…».
Ну вроде как один буржуйский продюсер однажды почесал репу и воскликнул: «Эврика! Давайте, это, забабашим, значится, мыло не про обрыдлых хренова миллионера и хренову золушку, а про обычных, типа, значит, ребят, типа, сидят, они, значит, типа, в кафешке».

И вот так сорганизовался сериал «Друзья».

Или, например, другой буржуйский продюсер плюхнулся, типа, в своё джакузи и воскликнул: «Ёпт! Типа, вот совсем, как этот древний грек, парюсь, значится, в своём джакузи. А не забабашить ли мне, значится, такое, типа, мыло про учёных. Прикольные ботаны, чо? Когда парятся, типа, в своём джакузи, кричат всякую, значится, бабуйню, типа, «Эврика!» — типа, их там на научный оргазм пробило, прямо, значится, в джакузи. Ну прикольно, чо?».

И вот так появился сериал «Теория большого взрыва».

Или, например, пришёл однажды вечером к одному, значится, ботану такой, типа, Чёрный Человек. И говорит: «Я, типа, Чёрный Человек. Ну ты понял, брат, я, типа, такой весь загадочный весь. Ты это, тово, сооруди мне, значится, типа, «Реквием». Ну я тебе, типа, отбашляю нехило. Ну, типа, для тебя, лоха, нехило, — в смысле, для тебя, зашквара, вообще конкретно норм. Но ты, вообще, это, тово, не зарывайся, братан. Типа, кто ты и кто, значится, я. Ты, это, в общем, давай, работай, сцуко! Мне уже не терпится насладиться при свечах написанной, типа, тобой моей, значится, божественной мелодией!»

И вот так на свет появился «Реквием».

Или вот даже однажды один, типа, такой ботан говорит другому, типа, такому ботану: «Слушай, Николай Васильич, такой вот, значится, прикол: вообрази, ездит, типа, по стране такой ушлёпок и скупает по-тихому мёртвые души».

И вот ведь эврика! — тут же Николай Васильич взялся за перо и накатал, значится, «Мёртвые души».

Или ещё один ботан говорит другим двум ботанам: «Ёу, салаги! Есть клёвый замут! Двенадцать стульев! В стульях спрятаны деньги!!! Ну чо, как?! Крутотенюшка???»

И вот так Ильф с Петровым зашабашили экспромтом «Двенадцать стульев».

А вот ещё. Шлялся один ботан по чисту полю. Глядит: опаньки, чертополох пророс. И тут его конкретно пробило покрепче оргазма. «Ёу! — говорит ботан. — Так это же готовый, едрить его вперебор, сюжет!» И сразу, значится, побежал домой писать повесть «Хаджи Мурат».

Так тут автор идеи, — типа, вообще получается чертополох.

А чо? Да ну ничо так!

Друзья мои, открою вам страшную тайну.

Там, где речь идёт о практических вопросах, правильная идея — всему голова.

Вот, например, упорядочить химические элементы по атомным весам, а не по цвету или алфавиту было хорошей идеей.

А тот, кто придумал сделать в унитазе коленце, чтобы из канализации не воняло дерьмом в жилые помещения, — так он вообще был истинный благодетель человечества.

В творческих же делах идея — это вообще ничто. Полный ноль. Чертополох в поле.

Единственное, что имеет здесь значение — это реализация.

Творческие идеи не бывают плохие или хорошие.

Драгоценности в стульях — это хорошая идея? Да я вас умоляю!
Если напишутся «Двенадцать стульев» — будет хорошая. А если вместо похождений Кисы и Оси выдавится из самопишущей ручки только чернильное дерьмо — ровно та же цена идее.

Автор идеи — нету такого чина в творческой табели о рангах.
Если сам ты не можешь сделать из своей задумки ничего, ничем она навеки и останется.

А тот, кто может, — поверь мне — сделает и без тебя, и без твоих идей. Для него твоё озарение, твой творческий потолок, — лишь первая ступенька в восхождении к тексту.

И если — ступень за ступенью — что-то в итоге составится, то это будет исключительно его заслуга.
Чертополоху нечем кичиться — пусть он и навёл художника на мысль.

На титульном листе «Хаджи Мурата» фамилия Толстого есть, а вот чертополоху там не место — даже если без него повесть никогда не была бы написана.

У меня давно уже возникла идея этой заметки.

Но автором я стал только сейчас — когда сел и написал её.

Copyright © 2019. Сергей Демченков
Сайт работает на WordPress; шаблон Romangie Theme.

Лицензия Creative Commons
Произведение «Сайт Сергея Демченкова», созданное автором по имени Sergey Demchenkov, публикуется на условиях лицензии Creative Commons «Attribution-ShareAlike» («Атрибуция — На тех же условиях») 4.0 Всемирная.
Разрешения, выходящие за рамки данной лицензии, могут быть доступны на странице http://demch.me/.

Все материалы, размещённые на сайте, публикуются под свободной лицензией. В тех случаях, когда свободно распространяемые материалы получены из сторонних источников, даётся ссылка на источник.
На материалы, размещённые за пределами домена http://demch.me/ (в том числе доступные по ссылкам, приведённым на сайте), действие данной лицензии не распространяется.