Tag Archives: Зеркало коррупции

Верность принципу

Капот автомобиля с бантом

Коллега поделился двумя университетскими анекдотами.

В одной далёкой галактике… Точнее, в одном сибирском вузе, известном своими прочными коррупционными традициями, произошли эти истории, демонстрирующие стойкость моральных принципов — вопреки разлагающему влиянию среды.

Некий пожилой преподаватель (как, впрочем, и многие другие в этом учебном заведении) взяток категорически не брал! Это было ниже его достоинства. Перед зачётами-экзаменами студенты просто скидывались всей группой и подносили ему какой-нибудь дорогостоящий подарок.

Между взятками и подарками он видел тонкое различие: взятка есть прямой подкуп, обмен же дарами есть результат взаимного расположения (ты мне — полезную в хозяйстве вещицу, я тебе — оценку). Поэтому принимать подарки он считал не зазорным.
И вот на последний его зачёт приходят студенты с пустыми руками. Преподаватель начинает недоумённо озираться: где же, где оно?

— Жан Вальжанович, — говорят испытуемые, — вы нас столько семестров опекали, и мы решили вручить вам в знак уважения и признательности по-настоящему ценный подарок. Только поднять его сюда из-за массы и габаритов не представляется возможным, поэтому мы оставили его внизу.

Глаза у поборника высоких моральных принципов как разгорелись, аппетиты ка-а-ак расслюнявились! Пододвинул он к себе стопку зачёток и с радостной улыбкой на устах моментально всех аттестовал!

Так зачёт в три минуты и завершился.

Скачет почтенный муж вприпрыжку по лестнице, глаза светят, что твои фары.

Прибегает вниз — а там ничего!
Говорят, с ним тут же, на месте, сердечный присуп приключился. Пришлось даже скорую вызывать.

Вот до чего принципиальность-то доводит!

А некий его коллега, напротив, был беспринципен и взятки брал. Но очень этим терзался. И, чтобы не терять самоуважения, установил твёрдые тарифы: скажем, за экзамен триста рублей с носу, за зачёт — двести. И когда студенты, осторожничая, клали в зачётку пятисотенную, всякий раз аккуратно отсчитывал им сдачу!

Вообще же вуз вузу рознь. Все твердят, что преподаватели и медики — два самых коррумпированных сословия в России. Возможно, в масштабах страны эта статистика и верна. Но в тех малых масштабах, которыми ограничен мой личный кругозор, она вопиюще расходится с действительностью.

К примеру, у нас, на филфаке ОмГУ, взятки брать не принято. За те пять лет, что я здесь учился, и за те без малого двадцать лет, что я здесь работаю, я ни разу не слышал, чтобы студенты или преподаватели рассматривали взятку как способ решения проблем с успеваемостью. И за эти без малого двадцать лет мне только один раз довелось столкнуться со студенткой, которая хотела «договориться» неформально. Впрочем, она была не филологом, так что это не в счёт 😉

Кто виноватъ?

Кофейная кружка

Вчера совершил символический гражданский акт.

Кофемашина выдала мне вместо горячего шоколада пустой стаканчик. Я, поражаясь собственному нахальству, позвонил по номеру, указанному на агрегате, и твёрдым голосом потребовал либо заказанный напиток, либо свои 30 рублей. Обошлось без скандала. Деньги мне пообещали вернуть, пополнив баланс  сотового.

[spoiler]Разумеется, деньги не вернули.

И, разумеется, звонить ещё раз я не буду.

Когда заходит разговор о коррупции, мы видим обычно только одну сторону: кто-то что-то ворует.

Но у коррупции много сторон. Даже не две — лицевая и оборотная, — а много, много больше.

И мои ухнувшие в недра кофемашины 30 рублей — малая сама по себе, но символически весомая лепта в поддержку тех социальных отклонений, которые делают коррупцию и чиновничьи злоупотребления неизменным фоном нашей жизни.

Я не знаю точного размера своей зарплаты. Не знал, когда получал ассистентские гроши, едва дававшие возможность сводить концы с концами. Не знаю и сейчас.

Когда в овощной лавке продавец, с которым мы уже не первый год любезно здороваемся, ухитряется всучить мне подгнивший апельсин, ловко замаскировав его среди двух других, я обижаюсь на него, даже из принципа не хожу в его ларёк неделю-другую. Потом мне это надоедает и всё возвращается на круги своя. Гнилой апельсин я попросту выбрасываю.

Я никогда не пересчитываю сдачу.

Я сознаю, что объективно я — пособник коррупции. Те, кто присваивает себе не положенное по праву, — её движущая сила. Те, кто легко готов поступиться своими законными правами, — её топливо.

Но главное: я категорически не хочу меняться. Потому что человек, который методично пересчитывает десятки, перед тем как сунуть их в карман, будет уже не мной. Я допускаю, что он будет много лучше и правильнее меня.

Но он не будет мной.
Так что когда вы в очередной раз будете задаваться сакраментальным русским вопросом: «Кто виноватъ?», имейте в виду: Сергей Демченков приложил к этому свои тридцать рублей 🙂

[/spoiler]

Двухлимонный разрыв

Два лимона

Фото: www.pixabay.com

В «Фейсбуке» гуляет статья одного вузовского преподавателя, где говорится о чудовищном разрыве в зарплатах между университетским топ-менеджментом и рядовыми сотрудниками.

Коллеги активно лайкают. А я вот лайкать не стал. Потому что впечатления от этой публикации у меня двойственные.

[spoiler]

Положим, новость о двухмиллионной зарплате ректора для меня — сюрприз. Подозреваю, правда, что это фейк. Каждый ректор сейчас обязан публиковать на сайте вуза данные о своих доходах, и если опубликует недостоверные — мало ему не покажется. Так что и полтора, и два, и пять миллионов в год — реально. Два миллиона в месяц — сомнительно. Хотя не исключаю, что энное количество лет назад было возможно. Но времена меняются.

Однако и пять миллионов «годовых» — это в десятки раз больше, чем у рядового доцента.

Так что разрыв по уровню доходов объективно существует, и он объективно неоправдан.

И в своей критике преподаватель, безусловно, прав.

Но вот предложенная в статье альтернатива — изымать у вузов все не израсходованные ими на выполенение основной деятельности средства (из которых они сейчас могут выплачивать премиальные) и установить единую тарифную сетку — откровенно бессмысленная.

В который раз уже повторяется история Чацкого: обострённая способность подмечать изъяны общественного устройства сочетается у российского интеллигента с фатальной неспособностью предложить хоть сколько-нибудь реальные пути их устранения.

То, что престижный, процветающий вуз имеет возможность платить своим работникам больше, чем Зачупыжинский государственный университет (при всём уважении к мифическому Зачупыжинску) — это правильно.

Высококлассный, востребованный специалист должен получать существенно больше, чем маловостребованный специалист-середнячок.

Тот, кто тянет на себе дополнительную работу, не предусмотренную трудовым договором (а её в вузах становится с каждым годом всё неподъёмнее и неподъёмнее), должен получать существенно больше того, кто только отчитывает свои пары. Непосредственный руководитель должен иметь возможность финансово поощрять преподавателей, в зависимости от того, насколько хорошо они выполняют свою работу.

Никакая тарифная сетка и никакой эффективный контракт (который представляет собой «продвинутый» вариант той же тарифной сетки) не могут объективно оценить качество преподавательской работы. Это могут сделать только живые люди — на основании личных впечатлений и репутации преподавателя в профессиональном сообществе. Формальные показатели лукавы: они не позволяют отличить действительно хорошую работу от хорошей имитации хорошей работы.

Жёсткая тарифная сетка надёжно ограждает от начальственных злоупотреблений. И столь же надёжно — от всех возможных «благоупотреблений».

Лишить вузовское начальство возможности накручивать себе и «лояльным» преподавателям зарплаты, изъяв из его рук все инструменты, позволяющие влиять на уровень зарплат, — этот рецепт сродни рецепту лечения насморка посредством отрубания головы.

У нас и так борьба с коррупцией ведётся посредством всё усиливающихся ограничений, которые неимоверно затрудняют любую нормальную деятельность, а коррупционеров не останавливают, ибо лазейки всегда найдутся: достаточно вспомнить пресловутую систему госзакупок.

Дело ведь не в том, чтобы напрочь лишить человека ВОЗМОЖНОСТЕЙ смошенничать в свою пользу. Чем меньше у него таких возможностей, тем меньше у него возможностей вообще. И тем меньше проку от его работы.

Дело в том, чтобы лишить его СТРЕМЛЕНИЯ мошенничать. Именно здесь — в ментальности, а не в юриспруденции — корень всех злоупотреблений. И введением единой тарифной сетки эту проблему не решить. Надо долго и упорно, — возможно, не одно поколение — править менталитет. И только тогда что-то начнёт в нашей жизни понемногу меняться к лучшему…

[/spoiler]

Как я продавался буржуям

Плакат: выдал рабочий угля на-гора, в бассейне буржуй поймал осетра

Изображение: www.wikipedia.org

Вчера опубликовал пост про кондитерскую Кирилла Родина (http://demch.me/blog/2017/02/24/konditerskaya-kirilla-rodina/). Читаю в комментах: «Ну вот и Демч продался буржуям. Ожидаемо. Но жаль». Подпись: Пётр.
При этом а) я честно в постскриптуме написал, что ни от кого никаких денег за свои заметки не получаю, б) достаточно просто посчитать количество лайков и комментариев к моим постам, чтобы понять, что никто никогда за них платить и не станет.

Я, в принципе, человек терпимый. Но что мне зверски не нравится в нашей «русской душе», так это повальная склонность к обобщениям в духе: «Все они там такие». А кто «они» — полицейские, преподаватели, судьи, чиновники, врачи, блогеры, простые интернетчики вроде меня, детишки в детском садике — подставляй по вкусу. Никто не свободен от подозрений. Т.е. львиная доля населения нашей страны искренне полагает, что остальные 100 процентов морально нечистоплотны, и если не продаются и не воруют прямо сейчас, то готовы сделать это при первой же возможности. При этом мы вечно размышляем, отчего мы так хреново живём. А как прикажете жить, когда мы непрошибаемо, в том числе и вопреки очевидности, убеждены, что кругом одно ворьё?
Так что, Пётр, когда надумаете в очередной раз задаться извечным русским вопросом — «Кто виноват?» — вот вам простой и честный ответ: 

вы.
И ещё немного в продолжение темы:

http://demch.me/tag/zerkalo-korrupcii/

Чемоданное зеркало коррупции

Кот Тимофей

Во время транзитной пересадки в Домодедово наш чемодан аккуратно «досмотрели», не поленившись подобрать код ко встроенному замочку (хотя чего там подбирать: код по умолчанию — три нуля 🙂 )
Надо сказать, что чемодан у нас большой и внушительный. А поскольку отдыхающие (сам не раз наблюдал) закупают черноморский алкоголь ящиками и коробками, работники багажной службы уже потирали свои потные от погрузки чемоданов руки, предвкушая солидную поживу.

Даже сейчас, по прошествии двух недель, я с удовольствием представляю себе их физиономии при виде трёх тонн повседневной грязной одежды и четырёх моих толстых книжек, купленных в Анапе. Для меня они, конечно, представляют великую ценность, но для багажных воров — едва ли 🙂

[spoiler]Так что на этот раз им не повезло, а нам повезло: что было в чемодане, то в нём и осталось.

Некоторые мои фейсбучные знакомые любят порассуждать о мафиозном государстве и о том, что рыба гниёт с головы. В гниении рыб я не знаток, так что приму последнее утверждение на веру. Но государство-то ведь не рыба. Государство гниёт с основ.

Почему у нас на всех уровнях государственного управления (от мелких чиновников до крупных министерств) такая прорва коррупционеров, что их никакой метлой не вычистить? Потому, что власть у нас коррумпированная, говорите? По-моему, какой-то странный замкнутый круг вырисовывается? 🙂

Я вам объясню проще: неискоренимая коррупция процветает у нас потому, что в Домодедово шмонают чемоданы.

Если бы удалось пересчитать рядовых россиян, которые при случае не прочь присвоить то, что плохо лежит (и тех, которые уже присваивали), если бы удалось пересчитать тех, кто при случае не прочь произнести сакраментальную фразу: «Да все они там … !» (про депутатов, чиновников, полицейских, судей, преподавателей, врачей и т.д.). Если бы удалось объективно и беспристрастно произвести такой подсчёт, мы бы поняли, что коррумпированность власти — не причина, а следствие. Причина — коррумпированность сознания.

Ну, честное слово: чего вы хотите от страны, где одна половина населения только и ждёт возможности незаконно прикарманить чужую собственность — частную или государственную, — а другая, хоть и не ворует сама, готова с лёгкостью заподозрить других неворующих в моральной нечистоплотности только на основании их принадлежности к одному из «коррумпированных» сословий?

И никакая реформа верховной власти тут не поможет. Потому что всякая  власть — даже вдохновляемая самыми кристально чистыми идеалами — обречена либо молчаливо принять в итоге существующий порядок вещей, либо плюнуть на идеалы и прибегнуть к авторитарным мерам, либо выпустить из рук все реальные рычаги влияния под напором прущих снизу по «лестнице успеха» коррупционеров. Потому что сам житейский субстрат как выталкивал, так и будет выталкивать подобных людей наверх.

Те, чьи амбиции ограничиваются халявным «Абрау-Дюрсо» из чужого чемодана, так и осядут в багажном отделении аэропорта. А у кого амбициии — многомилионные, те, что называется, далеко пойдут.

И поможет тут только глобальная реформа сознания. Дело же это очень-очень долгое, очень трудоёмкое и очень непростое.

Так что, уважаемые деятели культуры, хватит уже с азартом выяснять отношения, столпившись под хэштегами #крымнаш и #крымненаш. Вместо того чтобы сеять вражду, сейте щедрой рукой разумное, доброе, вечное. Работайте на реформу голов!

Сложно, говорите вы, долго и результата в обозримой перспективе не увидать?

А я и не говорил, что будет легко.
P.s. К счастью, наш Тимофей не ездит в чемодане, хотя и очень любит в нём посидеть 🙂

[/spoiler]

Антикоррупция как бизнес

Скриншот сайта. Производство стендов Коррупции нет

У нас, как известно, ведётся повсеместная борьба с коррупцией. И вот, в порядке очередного усиления этой борьбы, всем факультетам в нашем вузе велено было обзавестись антикоррупционными стендами. Ибо образование и медицина считаются наиболее коррумпированными отраслями в нашем отечестве.

На филфаке ответственным за создание антикоррупционного стенда назначили меня.

А надо сказать, что у нас на факультете брать взятки как-то не принято. Причём до того не принято, что их даже никто и не пытается давать 🙂

Поэтому всё моё практическое  знакомство с коррупцией ограничивается вручением «чаевых» официантам и больничным нянечкам, а этих дилетантских познаний, как вы понимаете, маловато, чтобы отгрохать целый стенд.

В поисках методической поддержки я позвонил начальству, от которого исходило распоряжение. Начальство призналось, что никаких идей относительно оформления стенда у него нет.

Тогда я задал вопрос тому, кто по роду своих занятий обязан отвечать на самые дикие вопросы — то есть Гуглу. И с удивлением, переходящим в шок,  обнаружил, что существует целая налаженная индустрия по производству антикоррупционной агитпродукции: множество фирм предлагает изготовление антикоррупционных стендов «под ключ» — всех мыслимых размеров и дизайнов.

Интересно бы прикинуть, сколько миллионов бюджетных денег в год расходуется на одни только эти бессмысленные пластиковые щиты.

А вот мой антикоррупционный стенд не будет стоить государству ни копейки: это будет лист бумаги размера А1, который я напечатаю в ближайшей полиграфии за свой счёт. Текстовое наполнение и, с позволения сказать, дизайн я уже продумал 🙂

Впрочем, речь не об этом.

Мне вспоминается недавняя история, когда школам было предписано в обязательном порядке провести мероприятия, разъясняющие детям все ужасы конкретных видов наркомании: что делается с организмом от нюхания клея, что — от употребления какой-то там особой соли и т.д. (подозреваю, что бедные учителя долго и трудно входили в эту непривычную для них тему). Директора некоторых сельских школ справедливо иронизировали: никакой детской наркомании у них на селе и в помине нет, но вот после таких подробнейших разъяснений, что именно надлежит употреблять, чтобы словить кайф, — вполне может появиться.

Как знать, может быть, и мой антикоррупционный стенд  поспособствует развитию наших студентов? 😉

А то до сих пор мы как-то не уделяли внимания их коррупционной образованности — ну вот совсем не уделяли! 🙂

Зеркало коррупции

image

Незадолго до нового года некий отдалённо знакомый мне человек, с которым мы встретились по делу, попытался заодно получить у меня «профессиональную» консультацию: как правильно предложить взятку преподавателю вуза? У человека есть дочь-студентка, у дочери — нелады с одним предметом, которые грозят безнадёжно измарать синим её потенциально красный диплом.

Если проанализировать ситуацию — что мы сами думаем о себе — картина вырисовывается безотрадная: преподаватели — взяточники, чиновники — коррупционеры, милиционеры — мздоимцы, судьи — продажные, все остальные — подворовывают на рабочем месте то, что плохо лежит.
Иначе говоря, львиная доля населения нашей страны искренне убеждена, что львиная же доля соотечественников — ворует (или воровала бы — представься такая возможность).
Корни коррупционной напасти не в чьём-то стремлении к незаконной наживе, а в том что первое побуждение у многих из нас (в том числе у тех порядочных в своих поступках людей, которые сами взяток не берут и думают об этом с отвращением)  — заподозрить другого человека в бесчестности. Просто так, без всяких на то оснований, исходя из порочного убеждения: «Все они — такие!»
Открою небольшой секрет: пока мы не вычистим коррупцию из своих мозгов (именно в этой её «невинной», отзеркаленной форме), никакой метлой её из реальности не вычистить! — ни арестами, ни системой госзакупок, ни запретами для преподавателей принимать от студентов цветы и шоколадки…
Просто задумайтесь, проникала ли вам в голову хоть раз эта ядовитая мысль: «Да все они там!…»
И начинайте по капле выдавливать из себя коррупционера 🙂

Copyright © 2018. Сергей Демченков
Сайт работает на WordPress; шаблон Romangie Theme.

Лицензия Creative Commons
Произведение «Сайт Сергея Демченкова», созданное автором по имени Sergey Demchenkov, публикуется на условиях лицензии Creative Commons «Attribution-ShareAlike» («Атрибуция — На тех же условиях») 4.0 Всемирная.
Разрешения, выходящие за рамки данной лицензии, могут быть доступны на странице http://demch.me/.

Все материалы, размещённые на сайте, публикуются под свободной лицензией. В тех случаях, когда свободно распространяемые материалы получены из сторонних источников, даётся ссылка на источник.
На материалы, размещённые за пределами домена http://demch.me/ (в том числе доступные по ссылкам, приведённым на сайте), действие данной лицензии не распространяется.