Tag Archives: Реклама и PR

Толстый кот Виктор и державные амбиции «Аэрофлота»

Довольный кот

Фото: www.pexels.com

У одного мужчины есть толстый кот. Кота зовут Виктор (но это так, для справки; это к делу отношения, не имет).

Виктора потребовалось доставить из Риги во Владивосток. При пересадке в Москве владельцу запретили брать кота в салон, поскольку вес животного превышал установленные нормативы.

Ни за доплату, ни при каких иных условиях толстого кота Виктора в салоне везти не соглашались.

Опасаясь, что питомец, который плохо чувствовал себя при взлёте и посадке, не перенесёт восемь часов в багажном отсеке, его хозяин решил проявить смекалку: разыскал в Москве у знакомых похожую на Виктора кошечку Фиби и после взвешивания ловко подменил хвостатых пассажиров.

Замечу в скобках, что перевозка животных в качестве багажа — дикость несусветная. Представьте, что вы отправляете таким образом годовалого ребёнка, который сопоставим с котом по уровню развития интеллекта, богатству эмоционального мира и способности осмыслять то, что с ним происходит. Представили? Ну тогда продолжим.

История толстого Виктора тут же разошлась по соцсетям, потом её подхватили СМИ. Во всей России не осталось человека, который бы не посочувствовал мытарствам кота и не восхитился бы находчивостью его владельца.

Дождавшись этого психологически благоприятного момента, «Аэрофлот» торжественно лишил отчачнного котовладельца всех заработанных им миль и выгнал его из программы лояльности «Аэрофлот Бонус».

Продолжение занятной истории получило не менее звучный медийный резонанс, и вот уже вся Россия смеётся над мелочной обидчивостью главного авиаперевозчика, а юная и дерзкая служба такси «Ситимобил», эксплуатируя промах транспортного мастодонта в собственных рекламных целях, предлагает Виктору и его хозяину компенсировать все потерянные аэро-мили в автомобильном эквиваленте.

Надо полагать, взвешенное, глубоко продуманное решение дать коту Виктору с его антропо-подельником заслуженного многомильного пинка исходило из самых стратосферных управленческих верхов «Аэрофлота». Потому что любой вменяемый пиарщик, натурально, поперхнулся бы слюной от одной такой мысли — всё равно что помянутый аэрофобный кот Виктор на этапе взлёта. Потому что тщательно спланированная месть огромной корпорации отдельно взятому клиенту (в том числе самая сладкая месть — на законных основаниях) выглядит смешно, нелепо, а главное, — жалко.

Потому что это пиар-катастрофа, хуже которой по репутационным последствиям может быть только (не дай бог!) авиакатастрофа.
Вот потому я и подозреваю, что без участия высокого руководства тут дело не обошлось. Ведь в руководстве каждой второй (если не первой) отечественной мега-корпорации заправляют люди с державным стилем мышления.

Если в двух словах, державные ценности — это вывернутые наизнанку ценности общечеловеческие.

Что государство, что авиаперевозки — это сфера обслуживания. У клиента (он же гражданин) имеются разнообразные потребности, которые сфера обслуживания призвана удовлетворять. То есть авиапревозки для человека, а не человек для державы. Но если первая половинка этого тезиса ни у кого уже, кажется, сомнений не вызывает, то со второй по старой, феодальной памяти народ ещё продолжает путаться.

В равной мере удовлетворить все жизненно важные запросы всех граждан ни одна держава не в состоянии. Но если гражданин вынужден ловчить и нарушать правила, чтобы его жизненно важные (и при том никак не затрагивающие окружающих) интересы не пострадали, единственно правильная политика — честно признать: возможно, наши правила не совсем правильные; возможно, мы чего-то не учли; уважаемый гражданин, приносим искренние извининения; мы подумаем и постараемся сделать так, чтобы наш закон не ущемлял ваши законные права; а пока вот вам небольшой, но приятный бонус за невольно доставленные неудобства.

Итак, это хорошая политика.

На самом деле в отношениях клиента и державы клиент двлеко не всегда прав. Но и закон далеко не всегда прав. Если закон делант клиента без вины виноватым — значит виноват не клиент, а закон.

И вместо того чтобы наказывать клиента за вину закона, надо совершенствовать закон.

Но вот именно это державному мышлению и непонятно, потому что кто — ты и что — держава.

Державному мышлению трудно, почти невозможно постичь, что закон не религиозная догма, строго обязательная для исполнения, а сложный, нуждающийся в постоянных корркктировках способ с минимальным ущербом для каждой из сторон состыковать трудно стыкующиеся интересы всех субъектов социальных взаимодействий.

Само сомнение в обоснованности закона державной мысли видится крамольным: только одному позволишь усомниться — как все разом примутся налево и направо нарушать! Закон падёт, а вместе с ним — и держава. Ослушников не слушают — их карают.

Держава категорически настаивает, чтобы её принимали всерьёз. Она не терпит непочтительности. Держава может не питать неприязни даже к открытому врагу и равнодушно мириться с его существованием. Кого она действительно не переносит — так это насмешников.

Очень может быть, наказанный клиент уйдёт. Так скатертью дорога! Никакой отдельно взятый гражданин державе не интересен — только как составной элемент параметрически усреднённой клиентской массы, в которой державник не привык, да и не желает высматривать отдельные лица.

Впрочем, розги розгами — а лететь-то всё равно надо. И, помаявшись со своей лихой, недолгой свободой, строптивый клиент, пожалуй, вернётся назад.

Вот разве что отыщется какой-нибудь волшебный «Ситимобил», который с ветерком домчит его в те вольные края, куда не залетают державные самолёты…

Кофе с яйцами

Кофе с яйцами

Фото С.П. Денисенко

К вопросу о том, «он» кофе или «оно».

Вот этот кофе бескомпромиссно мужского рода! 😉

(из недавнего путешествия по России Сергея Павловича Денисенко)

Районный бро-бар

Бро бар, кофе на районе

Фото: О. Петрова

Сегодня мне рассказали, что в центре Омска открылся кофейный бро-бар. То есть бар для братков. Первый, так сказать, «на районе».

По этому случаю хотелось бы слегка потеоретизировать. И совсем чуть-чуть поморализаторствовать.
Бывают заведения субкультурные — бывают атмосферные.

Первые предназначены для приятных посиделок в кругу «своих». Например, гей-бар. Вторые — для мимолётного приобщения к духу определённой суб- или просто культуры. Скажем, ирландский паб. Бывают и компромиссные варианты: возьмём любой ирландский паб в Нью-Йорке.

Надо полагать, бро-бар относится ко второй категории. Но что-то меня всё же в этой концепции смущает.

Ах да, вот что: я как-то ну совершенно не представляю себе эстетских кофейных посиделок «на раёне» 😉

P.s. Спасибо Олесе Петровой за наводку!

Цифра, пластик и доверие к покупателю

Изображение: www.flickr.com

Встречаются ещё странные магазины, где у тебя требуют дисконтную карту. Вот непременно этот кусочек пластика, а не скан штрихкода в телефоне, не цифры номера и не фамилию владельца.

На удобства цифровой экономики подсаживаешься быстро и безоговорочно. И если в налаженной системе электронных коммуникаций происходит сбой — тут же наступает ломка.

Я всего год как перешёл с пластиковой карты на телефон. И, господи, как же это лениво и удобно: приложить палец к телефону, приложить телефон к терминалу. И всё! Оплата состоялась.

Я всего год как рассчитываюсь в одно касание. Но я до того рвзвращён комфортом, что неизбежную монетную мелочь в кармане брюк ощущаю свинцово-тяжким грузом. И я негодую, вспоминая о владельцах маршруток, которые отказываются обслуживать счастливых в своей лени картхолдеров. Не потому, что так я экономил бы пять рублей на каждой поездке. А потому, что это скучно и непрогрессивно, — ну чисто в каменном веке, расплачиваться медяками!

Великая лень побуждает нас к ещё большей лени. И я хочу, чтобы телефон стал моим единым расчётным инструментом. Я хочу хранить там все свои дисконтные карты. Даже в овощном киоске я желаю вальяжно протягивать через прилавок свой «Самсунг», вместо того чтобы бестолково шарить по карманам.

Я понимаю образ мыслей боязливых торговцев, уповающих единственно на хрупкую прочность пластика, но уж никак не на зыбкую честность покупателей. А что если я преступно поделюсь эксклюзивной пятипроцентной скидкой со всеми своими многочисленными тётушками, не говоря уже про двоюродных племянниц?!

Успокойтесь, пугливые акулы прилавков! Если одна моя скидка приведёт к вам полтора десятка новых покупателей, вы же и останетесь в выигрыше.

Не хотите рисковать, делая ставку на людскую честность? Смело ставьте на людскую лень! Это самое верное капиталовложение 🙂

#СЕКРЕТХЕШТЕГА

Радзивилловская летопись
Фото: www.wikimedia.org

Когда-то хорошим тоном считалось не делать пробелов между словами. Точнее, никто почему-то не задумывался, что на письме словоразделы — очень даже удобная штука.

Инашидалёкиепредкиписалитекстысплошняком. Читать было так себе. Но принцип, как известно, дороже бытового комфорта (особенно если основа принципиальности — неразумение или недоразумение).

В нынешнем веке появились хештеги. Для тех, кто не разумеет ;), — это что-то вроде ключевых слов и словосочетаний к тексту, задающих его основные смыслы или эмоции и облегчающих (если хештеги не слишком мудрёны) поиск в соцсетях информации по определённой теме.

Начало хештега отмечается знаком «решётки» — #. А поскольку, несмотря на весь свой искусственный интеллект, компьютеры во многих частных вопросах по-прежнему потрясающе тупы, самим определить конец хештега по контектсту им слабо. Поэтому любой хештег, даже если он заключает в себе целое предложение, непременно пишется без пробелов.

#ФедфДичь
Фото: С.А. Демченкова

Хештеги — изобретение недавнее. Из моды они выйти ещё не успели. Ставить хештеги в соцсетях — это современно. Не ставить — консервативно, а то и вовсе отстало.

Тискать хештеги там, где они по определению не нужны, размечая ими живую, некомпьютерную реальность, — это молодёжно и прогрессивно.

Так в рекламу и маркетинг жарким компьютерно-вентиляторным дуновением ворвался хештег-стайл.

И вынужденная мера по искусственной примитивизации текста в попытке адаптировать его к алгоритмическому, машинному пониманию, превратилась в своего рода художественный приём…

мамадай
Фото: С.П. Денисенко

Добропожаловатьвпятнадцатыйвек!:)

P.s. Первое фото — фрагмент Радзивилловской летописи (список XV века). Второе — моё. Третье — Сергея Павловича Денисенко.

Тысяча и одна

1001 бутылка

Фото Сергея Денисенко

У Шахерезады был тысяча и один сюжет: что ни ночь — новая, неповторимая сказка.

У ростовских виноторговцев есть тысяча и одна бутылка: на каждый сеанс употребления — новый, уникальный букет.

И если в аспекте нарративно-болтологическом такое непомерное изобилие скорее раздражает (знаю я отдельных граждан и гражданок, готовых неутомимо шахерезадить 24 на 7!), то в плане питейно-энолологическом готовность выстроить бездублетный интригующий алко-сюжет продолжительностью под три года, несомненно, заслуживает уважения и повергает в почтительный трепет даже таких закоренелых абстинентов, как ваш покорный слуга.

Фото из недавнего путешествия Сергея Павловича Денисенко по просторам нашей родины.

Саратов глушь продукт

Саратов глушь продукт

Фото Ю. Вальковой

Продолжаем смаковать лингвистические креативы.

В Древней Руси было принято ритуальное самоуничижение: покостерить себя всласть пред всем честнЫм народом в знак совершенного смирения и полной душевной просветлённости.

Сегодня в моде самоуничижение рекламное: нарочно назваться как-нибудь несолидно, хоть-стой-хоть-падай (а тут ещё и с литературными аллюзиями!), чтобы публика искренне повеселилась и, веселясь , — заметила и запомнила.

Вот вам пример от Юлии Вальковой 🙂

Рецепт хорошей рекламы

В наших пельменях столько любви, что их можно дарить девушке вместо раффаэлло

Рецепт хорошей рекламы: приправьте ваш бренд иронией.

Рецепт по-настоящему хорошей рекламы: перед подачей добавьте щепотку самоиронии.

😉

Кондитерский ассортимент

Кофейня Рога и копыта

Кондитерский ассортимент 🙂

P.s. Спасибо Юлии Вальковой за это фото!

Омск литературный

Мураками

Омск литературный

Copyright © 2019. Сергей Демченков
Сайт работает на WordPress; шаблон Romangie Theme.

Лицензия Creative Commons
Произведение «Сайт Сергея Демченкова», созданное автором по имени Sergey Demchenkov, публикуется на условиях лицензии Creative Commons «Attribution-ShareAlike» («Атрибуция — На тех же условиях») 4.0 Всемирная.
Разрешения, выходящие за рамки данной лицензии, могут быть доступны на странице http://demch.me/.

Все материалы, размещённые на сайте, публикуются под свободной лицензией. В тех случаях, когда свободно распространяемые материалы получены из сторонних источников, даётся ссылка на источник.
На материалы, размещённые за пределами домена http://demch.me/ (в том числе доступные по ссылкам, приведённым на сайте), действие данной лицензии не распространяется.