Tag Archives: Интеллигенция и революция

Не пойман — не вор

Руки силуэт наручники

Изображение: www.pxhere.com

Не люблю я эту пословицу.

Она — всё равно что классическая обмолвка по Фрейду — много больше сообщает о говорящем, чем о предмете разговора.

«Не пойман — не вор» — вроде бы и близко, к тому, что на учёном языке называется презумпцией невиновности. Но не совсем. А если задуматься — так даже и совсем не.

Для всякого нормального человека ближний не вор по определению. То есть не все чиновники (начальники, полицейские, судьи, врачи, преподаватели — выбирай любую профессию на вкус, в приговоре народной мудрости не ошибёшься!) — не «все они там», а да — пугающе много таких в определённых сферах, судя по сообщениям в СМИ, по сведениям сарафанного радио, по личному опыту, наконец.

Разница вроде бы и невелика (сразу вспоминается тот самый наполовину полный-пустой стакан), но она всё меняет.

«Не пойман — не вор» — афоризм, раскустовными сорнячными побегами вымахавший на почве безрадостной внутренней убеждённости, что воры вокруг все по определению.

Просто кто-то хитрожопостью не вышел, чтобы вкусно, по-жирному навороваться — вот и прозябает в ничтожестве. Иных смекалка таки подвела — навороваться ума хватило, а вот удержать, а главное, самому удержаться — та самая становая мозжечковая кишка оказалась излишне спрямлённо-тонкой.

Умные же и смелые воруют да посвистывают — не пойман, так руки прочь, гражданин начальник! Ты меня, изворотливого да фартового, сначала ущучь на законодательном уровне — а тогда и поговорим про освоенные миллионы.

В этой народной мудрости ядрёным ментальным коктейлем смешались все нехитрые ингредиенты нашего общественного бытия — и простодушное приравнивание законопослушной честности к последней степени житейского идиотизма, и стойкая неприязнь к наворовавшимся с непременным оттенком завистливого одобрения.

Может потому так и живём, что так мыслим?

Пока пословица «не пойман — не вор» будет оставаться одной из проекций нашего коллективного бессознательного, шансов победно вступить в светлое будущее у нас немного…

Уважение через насилие?

Недавно опубликовал заметку о том, как в одном режимном заведении сотрудникам запретили ходить по территории прямой дорогой, поскольку она ведёт мимо памятника, а это непочтительно — шастать по сто раз на дню рядом с героическим монументом по своим повседневным надобностям. Вот и мотаются теперь все в обход, исполняя распоряжение начальства (http://demch.me/blog/2019/05/13/prinuzhdenie-k-absurdu/).

Получил комментарий, на который хочу здесь ответить, потому что очень уж он симптоматичен.

— Никакое это не милитаристское мышление. — пишет мой оппонент. — Неужели так сложно это понять? Так воспитываются уважение и почтительность: если всуе бегать мимо, то памятник скоро будет восприниматься как простой элемент атрибутики, как столб. Вот совсем как в браке: сначала жена — богиня. А через месяц постоянного мельтешения по соседству — глаза бы мои её не видели.

(Пересказываю в сокращении — но в точности).

Думаю, мой оппонент допускает типичную ошибку, смешивая уважение со страхом.

Уважение — это всегда внутреннее. Никакими насильственными мерами его «привить» нельзя. Подлинное уважение не «воспитывается» — оно результат свободного выбора свободной личности.

Поэтому, чтобы тебя уважали, прежде всего нужно быть достойным. Это главное. Это аксиома. Также — потому что подвиги сами о себе не кричат — полезно бывает рассказывать, напоминать, объяснять, убеждать. Чтобы знали. Чтобы помнили. Чтобы понимали.

Понимание рождает уважение. Принуждение рождает страх.

Можно искренне чтить чей-то подвиг — и есть рядом с памятником мороженое. Или, например, целоваться. Вопреки широко распространённому мнению, ничего кощунственного здесь нет.

Можно, напротив, протокольно соблюдать все ритуалы почитания — и никакого почтения при этом не испытывать.

Главная задача ритуала — формировать ощущение коллективной причастности к «высшим», надличностным ценностям, воспринимаемым как нечто безусловно превосходящее самого индивида (его внутренний мир, его собственные убеждения и потребности).

Ритуал — это «контрольные весы», на которых пудовая гиря общественного интереса в наглядно-торжественных декорациях превозмогает жалкие потуги множества граммовых гирек на личностное «самостоянье».

Уважение, напротив, — сугубо индивидуальное переживание, в равной степени возвышающее и того, от кого оно исходит, и того (или то), на кого оно направлено.

Короче говоря, если всего-то лишь от постоянного хождения мимо памятника человек перестаёт уважать то, что этот памятник символизирует, значит речь на самом деле идёт о совсем иных чувствах.

Вот именно как в браке. Коль скоро богиня через месяц начинает видеться мегерой — это отнюдь не говорит о том, что настоящей любви обыденность противопоказана.

Просто никакой любви там изначально и не ночевало, а было мимолётное увлечение, внезапный порыв, трезвый расчёт, сдобренный щепоткой симпатии, или ещё что-нибудь в этом роде. А выстроить свои отношения на прочной основе, когда этот нестойкий эмоциональный парфюм начал выдыхаться, супруги не смогли или не захотели.

Первая колонна

Демонстрация

Изображение: https://svgsilh.com/

Честно говоря, не люблю ни пятую колонну, ни первую (тех, кто ура-патриотично марширует под агитки «Первого канала»).

Я вообще не доверяю людям, которые мыслят строем.

Поэтому меня одинаково раздражают обе риторические модели, столь популярные в российских интернет-срачах (хотел было сказать — «дискуссиях», да язык так эвфемистично не изворачивается), — и депрессивное нытьё про тупых «ватников», и агрессивное вытьё про Иуд земли русской с их непременными сионистско-пиндосскими «тридцатью сребрениками».

Надо быть, мягко говоря, не очень умным человеком, чтобы искренне полагать, что все имеющие мнение, отличное от твоего, — прозомбированные до потери сознания придурки.

И надо быть, цитируя министра культуры РФ, «мразью конченой», чтобы непременно подозревать во всяком, кто мыслит отлично от тебя, беспринципную, продажную сволочь.

Тут, пожалуй, и коренится главная наша проблема.

Покуда социально активные граждане в массе своей простодушно веруют, что ценности и убеждения, радикально не совпадающие с их собственными, могут быть объяснены лишь как уродливое отклонение от нормы, никакое гражданское общество в нашей стране невозможно — разве что те пародийные эрзацы, которые мы имели и имеем.

Потому что гражданское общество начинается с признания за другим права жить, мыслить и говорить иначе — в том числе и так, как для тебя самого абсолютно неприемлемо.

Кому на Руси..?

Кому на руси жить хорошо, искусственный интеллект

Полгода пограммисты обучали две системы искусственного интеллекта на материале новостных выпусков российского ТВ. Одну — по официозной «России-1», другую — по оппозиционному «Дождю».

Теперь с обоими воспитанниками можно вести что-то вроде диалога: ты задаёшь вопросы, а они отвечают, исходя из сформированной у них телеканалом «картины мира» и присущего им нейросетевого разумения (которое, как утверждают разработчики, в своих внешних проявлениях сопоставимо с речевым поведением десятилетнего ребёнка).

Я решил быть неоригинальным и предложил юным теле-зомби сакраментальный отечественный вопрос: кому на Руси жить хорошо?

Проблему смысла применительно к искусственному интеллекту сегодня обсуждать бессмысленно. Оба ответа оказались одинаково дурацкими. Но вот риторику двух таких непохожих СМИ искусственному интеллекту удалось передать на удивление точно.

Вслушайтесь в реплику второго первого телеканала страны: да, изрекает он полную дурь — но с каким фальшиво-патриотическим пафосом, с каким нелепым, тупым апломбом он это делает! Свои пустые словесные клише он видит даже не истиной в последней инстанции, а общеобязательной для исполнения догмой, которой никто и думать не моги перечить.
Совсем другая манера у безэфирного, бездомного «Дождя».

Конкретного ответа на конкретный вопрос у него нет (у меня, кстати, тоже: кому живётся на Руси богато, я понимаю, а вот хорошо — понятия не имею). Итак, ответа нет — но есть намертво въевшееся в нейронные связи ощущение, что во всём (о чём бы там ни шла речь), безусловно, виноваты ОНИ (сами знаете кто). А как метко схвачена эта интонация лёгкого, иронического балагурства, сквозь которую едва заметно сквозят эсхатологический трагизм и предощущение заведомо проигранной (пусть и не по своей вине) битвы за умы и сердца легковерных соотечественников!

Самые изощрённые стилисты понурой, нервной толпой отправляются в унылые, заплёванные места, специально отведённые для курения. Добиться в трёх словах такой безупречной стилевой мимикрии, выражающей самую суть души говорящего (ну или что там у СМИ взамен), — у человекообразных стилистов прямая кишка тонка!

Повторю мысль, которую я уже неоднократно высказывал. Интеллект у искусственного интеллекта пока ещё, мягко говоря, так себе. А вот для арт-проектов, с недостижимой для белкового художника тотальностью вербализующих клишированность и симулятивность нашего социального бытия, он годится как нельзя лучше.

Кто хочет вдоволь поглумиться над недотёпистымм телевизионными франкенштейнами младшего школьного возраста — милости прошу по ссылке:

https://aiversus.ru/

Очень хорошо!

Бульвар Победы Омск

Понимаю, хвалить то, что делают городские власти, дурной тон. Что бы ни делали — надо отчаянно ругаться!

Но обновлённый участок бульвара Победы мне, определённо, нравится 🙂

Кстати, на Иртышской набережной массово высаживают деревья.

И это тоже очень хорошо! 🙂

Роскомнадзор снимает блокаду

Telegram @sdemch

Сегодня Роскомнадзор отказался от попыток заблокировать мессенджер «Telegram» путём тотального бана всех сетей, замеченных в сотрудничестве с Павлом Дуровым.

В результате непродуманных действий надзорного ведомства в России оказались временно недоступны такие крупнейшие ресурсы, как Google и Amazon.

Тысячи компаний понесли значительный финансовый ущерб. Сотни тысяч пользователей столкнулись с неожиданными трудностями в своей повседневной деятельности (электронная переписка, доступ к файлообменникам и т.п.)

https://m.geektimes.com/post/300437/

Две цитаты

ДВЕ ЦИТАТЫ

Журналист газеты «Заря» Полтавского района Омской области о вручении паспортов молодым полтавчанам:

«Наблюдая за тем, как трепетно и грациозно развевается на ветру флаг родной страны, поневоле сердце каждого из нас наполняется необъяснимой силой, уверенностью в светлом будущем, патриотизмом. <…> Собравшихся на праздник ребят, их родителей, полтавчан приветствовала первый заместитель главы района Валерия Никитина.

— Этот праздник придает особенную торжественность сегодняшнему вручению паспортов, — сказала Валерия Владимировна. — Вы, ребята, вступаете во взрослую жизнь с новыми правами и обязанностями. Гордитесь тем, что вы живете в России и являетесь ее гражданами» (http://www.zarya-poltavka.ru/item.asp?id=7626)

Заместитель главы Полтавского района Валерия Никитина о посте, который опубликовала в «Одноклассниках» её односельчанка, жалуясь на скверное состояние дорог в Полтавском районе:

«Там содержится дезинформация, допускаются экстремистские, на мой взгляд, высказывания в отношении всех уровней власти. Фамилии называются и губернатора, и президента. Это рассчитано на определенную аудиторию. Но в комментариях я не могла ничего объяснить, это не уровень власти. Поэтому написала обращение в полицию» (http://vomske.ru/news/7499-chinovnitsa_pojalovalas_v_politsiyu_na_nedovolnuyu/)

К сожалению, обе эти цитаты — части одного общего текста нашей жизни, где пламенный официозный трепет столь же стилистически неубедителен, сколь искренни и убедительны доносы.

Конституционное право на «Телеграм»

Рекламная надпись на стене

Есть вещи, которые никак не затрагивают тебя лично, но которые тем не менее ощутимо тебя затрагивают.

К примеру, я так и не удосужился завести себе «Телеграм». Мои коммуникативные потребности вполне удовлетворяет зоосад соцсетей и мессенджеров, расплодившихся у меня в телефоне. Реальной необходимости общаться с кем-то используя стойкую криптографию у меня никогда не возникало.

И всё решение о блокировке «Телеграма» мне неприятно. Просто потому что никому нельзя получать доступ к частной переписке граждан без решения суда — это аксиома цивилизованного общества.

Да, мне не хочется и дальше жить в городе, где на каждом втором доме кривыми буквами намалёвана реклама наркоторговцев с неизменной ссылкой на телеграмм-канал, посредством которого они на виду у всех проворачивают свои дела, оставаясь недостижимыми для полиции (Павел Дуров оберегает конфиденциальность своих пользователей!).

Однако мне хотелось бы жить в стране, где мои конституционные права — это не просто слова, записанные на бумаге.

И второе «хотелось бы» для меня много важнее первого «не хочу».
За безопасность всегда приходится платить свободой, а за свободу — безопасностью.

Известный афоризм Бенджамина Франклина любят доводить до абсурда: «Тот, кто готов пожертвовать свободой ради безопасности, не заслуживает ни свободы, ни безопасности».

Как и любой нормальный человек, я не готов всецело пожертвовать безопасностью во имя свободы.

И в то же время я категорически не готов пожертвовать своей насущной свободой ради малой толики временной безопасности (так будет много ближе к оригиналу).

От Слуцкого до Вайнштейна

Sexual harassment

Фото: http://www.creative-commons-images.com/

Есть две в равной степени отвратительные поведенческие модели в ситуации публичного скандала.

В странах Западной Европы и США, с их стойкими индивидуалистскими традициями, абсолютной нормой является модель истерического дистанцирования.

Единичный информационный вброс, связанный с любой из «запретных» тем (расизм, сексизм, антисемитизм, харассмент и т.д.), вызывает лавинообразную реакцию: все заинтересованные стороны, чтобы избежать вовлечённости в скандал, стремятся публично дистанцироваться от запятнавшей себя персоны или организации (выступают с осуждающими заявлениями, разрывают контракты, подают судебные иски).

При этом фатальным для репутации и карьеры становится сам факт обвинения, а не факт действительной вины. Страх подхватить от будущего изгоя инфекцию «социальной смерти» столь силён, что достаточно одних голословных утверждений (он меня домогался! он ненавидит геев!), не подкреплённых никакими доказательствами, и уж тем более решением суда, чтобы полностью уничтожить человека.

В странах традиционалистского уклада господствует противоположная, но не менее эффективная (с поправкой на общественный климат) модель круговой поруки: под давлением «снизу» не сдавать своих ни при каких обстоятельствах: бесстыдно игнорировать очевидное, называть чёрное белым, выступать с абсурдными встречными обвинениями в стиле «сам виноват». Под давлением «сверху» своих, напротив, сдают дисциплинированно, безвопросно и незамедлительно.

Особенно интересны ситуации, когда реакция «сверху» запаздывает, так что за короткий промежуток времени со стороны одних и тех же лиц удаётся последовательно наблюдать обе полярные реакции на случившееся.

Впрочем, первая модель (агрессивное дистанцирование, переходящее в травлю, как способ продемонстрировать свою лояльность в отношении официально принятых ценностей) для традиционалистских обществ также характерна. Разве что круг «запретных тем» в этом случае иной…

#мойвыбор

Если ты уверен, что твои действия ничего не изменят к лучшему и если ты не уверен, что твои действия ничего не изменят к худшему, единственно разумный выбор — это бездействие.

Copyright © 2019. Сергей Демченков
Сайт работает на WordPress; шаблон Romangie Theme.

Лицензия Creative Commons
Произведение «Сайт Сергея Демченкова», созданное автором по имени Sergey Demchenkov, публикуется на условиях лицензии Creative Commons «Attribution-ShareAlike» («Атрибуция — На тех же условиях») 4.0 Всемирная.
Разрешения, выходящие за рамки данной лицензии, могут быть доступны на странице http://demch.me/.

Все материалы, размещённые на сайте, публикуются под свободной лицензией. В тех случаях, когда свободно распространяемые материалы получены из сторонних источников, даётся ссылка на источник.
На материалы, размещённые за пределами домена http://demch.me/ (в том числе доступные по ссылкам, приведённым на сайте), действие данной лицензии не распространяется.