Уважение через насилие?

Недавно опубликовал заметку о том, как в одном режимном заведении сотрудникам запретили ходить по территории прямой дорогой, поскольку она ведёт мимо памятника, а это непочтительно — шастать по сто раз на дню рядом с героическим монументом по своим повседневным надобностям. Вот и мотаются теперь все в обход, исполняя распоряжение начальства (http://demch.me/blog/2019/05/13/prinuzhdenie-k-absurdu/).

Получил комментарий, на который хочу здесь ответить, потому что очень уж он симптоматичен.

— Никакое это не милитаристское мышление. — пишет мой оппонент. — Неужели так сложно это понять? Так воспитываются уважение и почтительность: если всуе бегать мимо, то памятник скоро будет восприниматься как простой элемент атрибутики, как столб. Вот совсем как в браке: сначала жена — богиня. А через месяц постоянного мельтешения по соседству — глаза бы мои её не видели.

(Пересказываю в сокращении — но в точности).

Думаю, мой оппонент допускает типичную ошибку, смешивая уважение со страхом.

Уважение — это всегда внутреннее. Никакими насильственными мерами его «привить» нельзя. Подлинное уважение не «воспитывается» — оно результат свободного выбора свободной личности.

Поэтому, чтобы тебя уважали, прежде всего нужно быть достойным. Это главное. Это аксиома. Также — потому что подвиги сами о себе не кричат — полезно бывает рассказывать, напоминать, объяснять, убеждать. Чтобы знали. Чтобы помнили. Чтобы понимали.

Понимание рождает уважение. Принуждение рождает страх.

Можно искренне чтить чей-то подвиг — и есть рядом с памятником мороженое. Или, например, целоваться. Вопреки широко распространённому мнению, ничего кощунственного здесь нет.

Можно, напротив, протокольно соблюдать все ритуалы почитания — и никакого почтения при этом не испытывать.

Главная задача ритуала — формировать ощущение коллективной причастности к «высшим», надличностным ценностям, воспринимаемым как нечто безусловно превосходящее самого индивида (его внутренний мир, его собственные убеждения и потребности).

Ритуал — это «контрольные весы», на которых пудовая гиря общественного интереса в наглядно-торжественных декорациях превозмогает жалкие потуги множества граммовых гирек на личностное «самостоянье».

Уважение, напротив, — сугубо индивидуальное переживание, в равной степени возвышающее и того, от кого оно исходит, и того (или то), на кого оно направлено.

Короче говоря, если всего-то лишь от постоянного хождения мимо памятника человек перестаёт уважать то, что этот памятник символизирует, значит речь на самом деле идёт о совсем иных чувствах.

Вот именно как в браке. Коль скоро богиня через месяц начинает видеться мегерой — это отнюдь не говорит о том, что настоящей любви обыденность противопоказана.

Просто никакой любви там изначально и не ночевало, а было мимолётное увлечение, внезапный порыв, трезвый расчёт, сдобренный щепоткой симпатии, или ещё что-нибудь в этом роде. А выстроить свои отношения на прочной основе, когда этот нестойкий эмоциональный парфюм начал выдыхаться, супруги не смогли или не захотели.

Всё дело в шапочке

Понемногу начинаю выздоравливать. Могу уже гулять по улице, затовариваться в магазине. Сегодня впервые за пять недель принял настоящий душ.

И вот стою на кассе в родном супермаркете. Обмениваемся с девушкой ритуальными финализирующими репликами.

— Дисконтная карта есть?

— Есть.

— Оплата наличными или по безналу?

— По безналу.

— Вы пенсионер?

— А? Что? Нет!!!

Ох, кажется, всё же эта шапочка мне не идёт! 😏

Половодье

Одуванчик

Половодье

Первая колонна

Демонстрация

Изображение: https://svgsilh.com/

Честно говоря, не люблю ни пятую колонну, ни первую (тех, кто ура-патриотично марширует под агитки «Первого канала»).

Я вообще не доверяю людям, которые мыслят строем.

Поэтому меня одинаково раздражают обе риторические модели, столь популярные в российских интернет-срачах (хотел было сказать — «дискуссиях», да язык так эвфемистично не изворачивается), — и депрессивное нытьё про тупых «ватников», и агрессивное вытьё про Иуд земли русской с их непременными сионистско-пиндосскими «тридцатью сребрениками».

Надо быть, мягко говоря, не очень умным человеком, чтобы искренне полагать, что все имеющие мнение, отличное от твоего, — прозомбированные до потери сознания придурки.

И надо быть, цитируя министра культуры РФ, «мразью конченой», чтобы непременно подозревать во всяком, кто мыслит отлично от тебя, беспринципную, продажную сволочь.

Тут, пожалуй, и коренится главная наша проблема.

Покуда социально активные граждане в массе своей простодушно веруют, что ценности и убеждения, радикально не совпадающие с их собственными, могут быть объяснены лишь как уродливое отклонение от нормы, никакое гражданское общество в нашей стране невозможно — разве что те пародийные эрзацы, которые мы имели и имеем.

Потому что гражданское общество начинается с признания за другим права жить, мыслить и говорить иначе — в том числе и так, как для тебя самого абсолютно неприемлемо.

Как я напился с утра

Бутылка вина

Фото: https://www.publicdomainpictures.net/

За первую неделю болезни схуднул на полтора кг. На этапе выздоровления решил отъедаться без оглядки на калории.

Сегодня встал на весы и обнаружил, что почти отыграл назад потерянное. Пишу супруге в мессенджере:

«89,9. Я, конечно, напился с утра, но всё равно бесконтрольный жор пора прекращать».

Отправляю.

Задумываюсь.

Жена-то, конечно, правильно меня поймёт, но вот в общении с посторонними надо всё-таки делать поправку на мою извращённую языковую картину мира.

Дело в том, что для меня основное значение глагола «напиться» — это «утолить жажду». Ну правда! Я не вру. Говорю же — натуральный извращенец. Может быть, потому, что значение «залиться по уши спиртным» ко мне неприменимо в принципе.

Для большинства же носителей языка всё с точностью до наоборот, и даже более: работает только второе, переносное значение, а первому, пожалуй, даже в пассивном словарном запасе места не нашлось.

Короче, не стоит мне напиваться на публике, — сто процентов, не так поймут 😉

После дождя

Перо

После дождя

Принуждение к абсурду

Бюст Сталина

Фото: www.wikipedia.org

Рассказывают, что в одном военизированном заведении есть памятник. Дорожка от КПП вглубь территории проложена мимо него.

Но ходить этим путём категорически запрещено — ибо непочтительно десять раз на дню мельтешить по своим рабочим делам рядом с героическим монументом.

Поэтому в соответствии с распоряжением начальства все — и военные, и штатские — обходят мемориальную зону по широкому периметру.

В этой метафоре вся суть милитаристского мышления: с железным упорством заставлять людей делать нечто абсолютно противоестественное и при этом с железным же упорством добиваться неукоснительного исполнения приказов, мотивируя принуждение к абсурду верностью высоким идеалам.

Высокая наука

Научный журнал Скиф

Люблю определённость 🙂

Студенческий научный журнал «Скиф».

В первом же предложении — всё, что нужно знать о научном уровне издания.

Высокотехнологичное меню

Суп с чипами, блин e-mail, меню

Высокотехнологичное меню 🙂 Спасибо Юлии Вальковой за это фото!

Весенняя геология собачьего дерьма и смысл жизни

Собака какает

Фото: www.pixabay.com

Весна — грамотный геолог. Копает она неглубоко, но основательно.

С середины марта, когда снег начинает плавиться, запекаться дырчатой сизоватой коркой и медленно, болезненно проседать, во всех дворах России слой за слоем обнажаются многомесячные осенне-зимние залежи собачьего дерьма.

И до самой середины мая, когда бодро прыснувшие из-под земли остро-зелёные лучики молодой травки скроют от глаз человеческих и собачьих это безобразие, дерьмо апатично лежит на дерьме, побурев, подраскиснув, но сохраняя присущее ему от природы мерзейшее, отталкивающее обаяние, так что взгляд, витая в небесных высотах, метя в быстролётных птичек и мечтательно-неспешные облака, то и дело украдкой постреливает понизу, по-над пластами собачьей геологии.

Фото: https://pixabay.com/

Не знаю, для кого как, а для меня собачьи какашки — первейшая и неотступнейшая примета весны.

Но это, так сказать, эстетика.

Искусство же склонно не только к чистому созерцанию, но и к постановке глубоких философских проблем.

В связи с этим возникает вопрос: а самим не противно?

File:Dog excrement under feet.jpg

Фото: https://commons.wikimedia.org/

Вот когда ты вечер за вечером выгуливаешь по родному двору своего питомца, а потом день за днём наблюдаешь обманчиво-медлительное, но неотвратимое, как поступь Рока, прирастание фекально-геологических слоёв.

Если мизантроп Фрейд, а также опыт личных психо-социальных наблюдений чему и научили меня, так это зреть в корень: когда налицо такое явное противоречие между действием и желанием (априорно принимаем, что ходить в дерьме никто не хочет) — тут, однозначно, замешаны игры подсознания!

И мне подумалось: может быть, так проявляется присущее всему живому стремление оставить после себя след в мироздании, причудливо трансформированное всесильным фрейдистским «Id», серым кардиналом нашей психики?

Собаководы, объявление

Ну знаете, построить дом, посадить дерево, вырастить ребёнка…

Положим, дом ты так и не построил, разве что бессмысленно роскошные дачные хоромы, куда раз-другой за лето выбираешься жарить шашлыки, заглушая водочно-барбекюшными анальгетиками привычно-муторное, как похмельный синдром, ощущение пустоты жизни.

Из всех древесных достижений — сплошной вишнёво-смородинный садовый прагматизм, и ничего для вечности.

Дети — ну про детей, как водится, и говорить не стоит!..

И в этой размеренной вечерне-утренней прогулке по двору на тебя вдруг нисходит странное, всепоглощающее спокойствие.

Возможно, наваленные вокруг в первозданном, палеозойском хаосе собачьи какашки — это и есть конечный, абсолютный итог твоего человеческого бытия.

Фото: https://pixabay.com/

А и чёрт с ним!

В этот самый наркотически отупляюший момент каждодневно предвкушаемого безвременья, когда при выходе из подъезда твои волосы таким привычно-фамильярным жестом взъерошивает первый заревой ветерок, когда верный Бобик так резво рвётся с поводка, оно, пожалуй, не имеет значения…

Copyright © 2019. Сергей Демченков
Сайт работает на WordPress; шаблон Romangie Theme.

Лицензия Creative Commons
Произведение «Сайт Сергея Демченкова», созданное автором по имени Sergey Demchenkov, публикуется на условиях лицензии Creative Commons «Attribution-ShareAlike» («Атрибуция — На тех же условиях») 4.0 Всемирная.
Разрешения, выходящие за рамки данной лицензии, могут быть доступны на странице http://demch.me/.

Все материалы, размещённые на сайте, публикуются под свободной лицензией. В тех случаях, когда свободно распространяемые материалы получены из сторонних источников, даётся ссылка на источник.
На материалы, размещённые за пределами домена http://demch.me/ (в том числе доступные по ссылкам, приведённым на сайте), действие данной лицензии не распространяется.