Tag Archives: Заметки о прошлом и настоящем

Окровавленный палец убийцы

Палец, кровь

Фото: www.pxhere.com

Откуда растут ноги у законопроекта о психиатрическом освидетельствовании вузовских преподавателей, всем очевидно: озаботиться душевным здоровьем российской науки законотворцев заставила громкая история с убийством и расчленением студентки СпбГУ одним из преподавателей истфака.

Реакция представителей власти вполне типична для наших заснеженных широт: неприкрытая бюрократическая симуляция — даже не решения проблемы (потому что и проблемы-то никакой нет: подобных случаев — раз, два и обчёлся на всю страну) — а симуляция незамедлительного принятия «соответствующих мер» в ответ на резонансное, всколыхнувшее общество событие.

Пугает, конечно, и полная некомпетентность законодателей в вопросе, который они так ретиво принялись регулировать: потенциальных убийц и насильников психиатрическая экспертиза в 90% случаев уверенно распознать не в состоянии — если только речь не идёт о клиническом диагнозе. И конкретный доцент Соколов через этот фильтр проскочил бы, даже не задев ячеек ловчей сети. А вот сотни вузовских работников, отнюдь не склонных к насилию, но не лишённых разного рода безобидных странностей, в случае принятия закона гарантированно пострадают — в силу извечного отечественного нравственного императива «как бы чего не вышло».

Куда сильнее пугает то, что люди, готовые с пеной у рта отрицать существование серьёзных, невыдуманных проблем (того же домашнего насилия) и даже активно противостоять попыткам законодательного лечения этих застарелых болезней общества, с таким энтузиазмом бросаются пустого самопиара ради решать проблемы, высосанные из окровавленного пальца одного убийцы…

https://www.rbc.ru/society/28/11/2019/5de004509a7947ea5dd24763

Шофёрские поборы, коллективное жмотство и ночь на улице

Фото: www.pixabay.com

Честное слово, вот совсем я не понимаю некоторых моих соотечественников!

Сегодня должен был вступить в силу закон, по которому к стандартным анализам для шофёрской комиссии прибавятся ещё два — на регулярное употребление алкоголя и психотропных веществ. Как следствие, должен был заметно уполновеситься и ценник — от двух с чем-то тысяч до семи с хвостиком (по омским прайсам).

И вот накануне дня Х в шофёрские комиссии по всей стране ломанулись сотенные толпы.

Автолюбители, жаждущие обновить права по прежнему тарифу, с вечера записывались в очередь, чтобы, спиноломно и нервотрёпно продремав всю ночь в позе буквы «зю» в собственном авто на парковке у клиники, к середине следующего дня достоять наконец до заветных мензурок и психотестов.

Приправленная массовой скопидомской истерией каша заварилась так круто, что разруливать конфликт между законом и ожиданиями граждан пришлось лично главе государства.

И вот этого я, правда, совсем не понимаю!

Если бы мне первый попавшийся мефистофель предложил такую альтернативу: a) проторчать полдня и всю ночь в очередях, спать (точнее, с переменным успехом пытаться заснуть) в машине при забортном двадцатиградусном морозе, бегать по нужде при свете дня в больничый сортир, а во мраке ночи — в ближайшую круглосуточную кафешку или b) спокойно выложить трудно и беспокойно заработанные 5 тысяч рэ, я не задумываясь воскликнул бы: «Остановись, мгновенье, ты прекрасно!» и с быстротой гангстера, выхватывающего свой верный кольт из кобуры, выхватил бы карточку «Сбербанка».

Ну правда, ну не понимаю я этого!

Лет пятнадцать назад, когда я был много юнее, здоровее и задорнее, довелось мне как-то по осени провести ночь в машине. При том, что снаружи в ту пору стояла сущая теплынь (в районе нуля), повторять этот опыт я как-то не стремлюсь. Я даже не говорю, что за полдня и целую ночь вы из сэкономленного рублей 500 сожжёте на одном бензине. Но вот просто скажите: вам охота так над собой изгаляться за пять штук?

В нашей стране немало людей, которым проще себе правую руку отрубить, чем вынуть из кошелька эту самую «пятихатку». Ну так они все ездят на общественном транспорте — история эта не про них.

На этом месте многие мне заорут про святое: детишкам, дескать, родным на варежки да зимние ботинки. Я и не спорю — всякое бывает. Но я ж вас знаю как облупленных, мои дорогие соотечественники! Те самые, что громче и праведнее всех кричат, профукают всю эту экономию на понтоватую ерунду какую-нибудь: потянутся с июня перелётными стаями в турецкие пятизвёзды — накачиваться в обед и ужин под завязку халявным алкоголем (а чё, всё включено, алло!) или на родине прогудят эту с боем вырванную у государства пятёрку в душноватом шалмане под задушевную беседу, душевный шансон и напитки по душе.

Ну вот вам-то, которым отслюнявить государству кровную пятёрку, само собой, жалко, но отнюдь не самоубийственно, — вам-то оно зачем?

Заматывают покрасневший нос шарфом. Отщёлкивают тумблер отопления в салоне ещё на два красненьких деления.

Не дают ответа…

Реставрация

Это недавнее фото мне особенно нравится, хотя оно и не столь художественно, сколь публицистично.

Называется оно — «Реставрация».
Чёрный, обобщённо-неузнаваемый силуэт памятника в строительных лесах на фоне тревожно-красных тонов заката — это лучший и наиболее ёмкий образ России 2010-х годов, из тех, что мне удавалось захватить объективом.

Запрет Хэллоуина, или Попка младенца

Тыква, хэллоуин

Изображение: www.pixabay.com

Чувства у иных верующих нежные, как попка младенца: чуть что натёрло снаружи, или, положим, какая другая вполне обычная в детском возрасте неприятность вышла, моментально — зуд, покраснение, слёзы, мордочка кисло сморщилась, закоробилась старческими складками, как печёное яблоко, и пошёл надсадный ор до потолка, во всю ненатруженную полугодовало-звонкую глотку.

Вот давеча натёрла группе верующих лиц деликатные части души Омская филармония. Затеяли нехристи концерт, приуроченный к бесовскому празднику Хэллоуина. И тут же зазвучали разные младенчески требовательные возмущённые голоса:

— Бесопоклонники! Да как такое вообще возможно: в государственном учреждении — и вдруг Хэллоуин?!

Хотелось бы объяснить младенцам, как такое возможно — именно в государственном учреждении.

Церковь у нас (во всяком случае, по букве закона) отделена от государства, и экзальтированно верующие имеют с неэкзальтированно верующими и даже, страшно сказать, с неверующими равные права (во всяком случае, по букве конституции; согласно печально знаменитой 148-й статье уголовного кодекса РФ, религиозные чувства, в отличие от всех прочих, нуждаются в особой охране и их оскорбление является настолько общественно опасным деянием, что подлежит даже не административному, а уголовному преследованию).

Вот, например, вам, граждане младенцы, активно не нравится Хэллоуин. А мне и многим другим людям скорее нравится, чем не нравится. А многим другим людям определённо нравится (вот ровно настолько, насколько вам он несимпатичен).

И государство должно считаться с чувствами всех этих людей, а не только с вашими, младенчески нежными, особо охраняемыми законом.

Вы не хотите, чтобы ваши дети наряжались в костюмы монстров, идя на праздничное представление в Органный зал? Так вопрос решается с полплевка: и не водите их туда на Хэллоуин — водите своих детей на рождественские и пасхальные утренники.

А, так вас оскорбляет, что чужие дети нарядятся в костюмы монстров и пойдут на представление по случаю Хэллоуина? И вы хотите им это запретить? — просто потому, что вам это не нравится. Потому, что для себя вы считаете это неприемлемым — а значит социально неприемлемым в принципе.

То есть вас оскорбляет тот факт, что у кого-то имеются чувства и убеждения, вступающие в противоречие с вашими собственными? И вы призываете государство, которое, ясен овощ, в ответе за моральный облик граждан, призвать к порядку тех, кто с вами не согласен — кто хочет отмечать какие-то иные праздники и вообще жить по собственному, а не по вашему разумению.

Ну так это, извините, не ваше младенческое дело!

Смените себе памперс, утрите кулачком засопливленный от непрестанного ора носик-пуговку и начинайте уже взрослеть, честное слово! И учиться, как подобает достойным гражданам (и настоящим христианам, которые христиане по духу, а не единственно по факту крещения), жить в мире и согласии с ближними — а не только с ближайшими единомышленниками.

http://vomske.ru/news/14312-omichi_potrebovali_otmenit_khellouin_v_filarmonii/

Бюрократ vs герой

Знак стоп stop road sign

Фото: www.pixabay.com

«Честно говоря, не люблю ни пятую колонну, ни первую. Я вообще не доверяю людям, которые мыслят строем…»

Небольшая подборка моих старых и новых текстов в проекте «Сценарии» на сайте «Независимой газеты».

Антихрупкость

Фтто: www.pixabay.com

Вся беда в том, что работники наших правоохранительных органов уж очень хрупкие. При исполнении служебного долга с ними вечно что-нибудь случается.

То у них плечо вывихнется, то каска ненароком на ухо съедет — а от этого прямой ущерб и уху, и достоинству.

Мне прямо-таки страшно становится от того, что мои гражданские права, моё здоровье и имущество охраняют такие удивительно хрупкие люди.

Мне кажется, что соответствующим ведомствам уже пора ввести для своих сотрудников какой-то тест на антихрупкость. И непрошедших отстранять от работы по состоянию здоровья и переводить на какую-нибудь другую, более гуманную должность.

И вообще сегодня в нашем обществе есть запрос на антихрупкость. Нам очень нужны люди с антихрупкой совестью — такой, которая не ломается под давлением внешних обстоятельств.

#антихрупкость

Свобода словоупотребления

Сдавшего педофила в Сочи работника хотят уволить

В отечественной журналистике со свободой слова так себе, бывает и лучше.

А вот со свободой словоупотребления всё хорошо. Прямо настолько хорошо — что бывает и лучше.

И как тут не вздохнуть втихаря о временах Великого Редактора — когда свободы вовсе не было, зато Порядок был?

Эх, ведь какой успокоительно-бетонный ПОРЯДОК был!..

Нехороший человек

Решётка

Фото: www.pixabay.com

У нас недавно человека осудили на пять лет.

Не за то, что он угрожал детям охранителей правопорядка.

Он этого не делал.

И не за то, что он одобрял угрозы, высказанные кем-то в отношении детей каких-то охранителей правопорядка.

Он этого не делал.

Его посадили за то, что он одобрительно отозвался о ситуации, когда кто-то станет угрожать детям правоохранителей.

Согласен, по-видимому, это довольно нехороший человек, потому что желать кому-то зла (тем более ни в чём не повинным детям) — в принципе нехорошо.

Вот его и посадили за то, что он нехороший человек.

P.s. Если вы полагаете, что одобрение гипотетической угрозы и реально высказанная угроза — это ровным счётом одно и то же, вы, вероятно, не очень умный человек.

Но не волнуйтесь: в тюрьму вас за это уж точно не посадят ?

Девальвация ужаса

Суриков Утро стрелецкой казни

Фото: www.wikimedia.com

Когда Суриков работал над своей знаменитой картиной «Утро стрелецкой казни», к нему в мастерскую заглянул Репин.

— Послушай, — недоумённо заметил Илья Ефимович, — тут у тебя на заднем плане сплошные виселицы, но ни одного повешенного. Повесил бы хоть одного — от этого композиция сильно выиграет.

По словам Сурикова, он уже тогда нутром чуял, что совет Репина — вредный. Но благоговение перед мастером было столь велико, что Василий Иванович решил попробовать: набросал наскоро мелом схематичную фигурку.

Тут как раз в комнату вошла его старая нянюшка. Увидала набросок повешенного, схватилась за сердце: «Ах ты, ужас-то какой!». Да и бухнулась в обморок.

Кстати, и самого Репина, после того как маньяк набросился с ножом на его «Ивана Грозного», критика упрекала в излишнем кровавом натурализме: дескать, спровоцировал беднягу — нельзя выставлять на публике такие травмирующие психику полотна.

В двадцатом столетии, после двух мировых войн, на фоне бесконечных криминальных сводок и хроник вооружённых конфликтов, в результате разгула террора и становления авторитарных режимов, что-то поистине ужасное произошло с нашим восприятием ужаса.

Убийства (даже массовые), если только они каким-то образом не затрагивают нас лично, не могут быть «примерены» на себя, перестали ощущаться как нарушение самих основ бытия. Это всего лишь новостной контент, грязная пена дней. Практичный, здравомыслящий человек, теряющий сознание при виде небрежного рисунка со сценой казни, сегодня непредставим. Воображение отказывается смоделировать эту ситуацию — для рождённых в прошлом, а тем более в нынешнем веке она заведомо литературная.

В этой атрофии чувства ужасного я вижу одно из главных бедствий нашего времени. Любые ужасы становятся возможными, когда они не пробуждают ужаса в сердце.

День города, или Цена свободы

Полицейское оцепление, Мострация в Новосибирске 2015

Фото: www.wikimedia.org

Вчера был День города. Когда солнце стало ощутимо клониться к закату, мы вышли прогуляться по набережной.

Через несколько часов праздник должен был завершиться красочным фейерверком. Ожидалось большое скопление народа.

Мы шли; вдоль парапета набережной стояли блюстители порядка — полицейские вперемежку с сотрудниками частных охранных агентств. Через каждые тридцать метров по человеку. Словно какой-то нелепый живой забор, пугающе чужеродный атмосфере всеобщего праздничного оживления и раскрепощённости.

Хотелось говорить тише и проходить не задерживаясь. Ощущение было такое, будто гуляешь под конвоем.

Мы выдержали примерно с полкилометра. А потом отправились бродить по другим местам.

Есть мнение, что безопасности много не бывает. Свобода же нам нередко кажется отпущенной с избытком; мы вечно не знаем, на что её потратить, и в конце концов расходуем драгоценный ресурс на пустяки.

Я знаю, что безопасность выменивается на свободу (и наоборот). Я просто хочу, чтобы обмен был экономически честным. Чтобы с меня не требовали откровенно завышенную цену. Не подписывали бы меня, не спросив согласия, на хитрые пакеты услуг, которые мне и даром не нужны. Не принуждали бы платить за вещи, которые должны быть по определению бесплатны.

Я сейчас уже не о Дне города. И даже не о буднях страны. Я сейчас просто свободно философствую. Хотя не исключено, что и за эту малую свободу назначена своя цена.

Copyright © 2019. Сергей Демченков
Сайт работает на WordPress; шаблон Romangie Theme.

Лицензия Creative Commons
Произведение «Сайт Сергея Демченкова», созданное автором по имени Sergey Demchenkov, публикуется на условиях лицензии Creative Commons «Attribution-ShareAlike» («Атрибуция — На тех же условиях») 4.0 Всемирная.
Разрешения, выходящие за рамки данной лицензии, могут быть доступны на странице http://demch.me/.

Все материалы, размещённые на сайте, публикуются под свободной лицензией. В тех случаях, когда свободно распространяемые материалы получены из сторонних источников, даётся ссылка на источник.
На материалы, размещённые за пределами домена http://demch.me/ (в том числе доступные по ссылкам, приведённым на сайте), действие данной лицензии не распространяется.