Tag Archives: О жизни

Он не пришёл!

Фигурка сантехника на фоне писсуаров

Фото: www.pixabay.com

Сначала была любовь, чистая и искренняя. Я звал его, и он приходил, энергичный и пунктуальный. Он даже не хотел брать с меня денег, но я, довольный и счастливый, застенчиво всучал ему сотню у самого порога. И он, застенчиво опустив глаза, бормотал: «Да не надо» — и деньги брал.
Но счастие так недолговечно!

И вот я звоню ему уже третий день. Он назначает мне время встречи — и не приходит. Когда, не дождавшись его в условленный час, я набираю памятный моему сердцу номер, он не отвечает. А на следующее утро отговаривается разными неотложными делами.

Сегодня я снова звонил ему с утра. Он  сказал, что планы изменились: у него срочная работа, но он обязательно зайдёт после обеда. Пока он говорил со мной — так ласково, надёжно и спокойно, — моё сердце радостно трепетало, исполненное надежды. Но сейчас меня вновь терзают страшные подозрения.

О! Неужели все сантехники одинаковы???

Хрущёвка

Разукрашенная дверь подъезда в хрущёвской пятиэтажке

Мы живём в хрущёвке.

Мы живём в хрущёвском городе, в хрущёвской стране. Да и сама наша цивилизация ещё не перешагнула хрущёвский уровень развития.

Читать дальше »

Мы пытаемся украсить свою хрущёвскую жизнь, сделать её более счастливой и комфортной, аккуратно выводя на дверном полотне червлёно-золотые узоры и не без тайной гордости раскладывая  у подъезда изрядно полинялый, но почти ещё новый ковёр.

Мы стараемся не думать о том, как нелепо смотрится эта праздничная павлинья роспись на уродливой железной двери в казарменного типа постройке с зарешечёнными окнами.

Мы стараемся не думать о хрущёвских мальчиках, которые придут ночью к нашему подъезду с баллончиками, полными чёрной краски, чтобы начертать поверх наших украшательств свои неведомые письмена. И о том, что после первой же порции жирной хрущёвской грязи, принесённой на сапогах, наш нарядный ковёр превратится в отвратительную грязную дерюгу.

Хрущёвка окружает нас, она повсюду. Она просачивается в нашу жизнь и в наше жилище. С этим можно бороться и нужно мириться: хрущёвка в нашей жизни неизбежна, пока человечество не перерастёт себя сегодняшнее на голову-другую.

Но, преодолевая хрущёвку вокруг себя, важно не забывать, что усерднее всего она стремится проникнуть в наше сознание.

И вычистить её оттуда сложнее всего.
P.s. Если этот пост ненароком прочтут наследники или поклонники Никиты Сергеевича, — ради бога, не надо обижаться 🙂 Это его никак не касается. Это совсем о другом…

Советское детство


Недавно прочитал статью, в которой автор сурово осуждает людей, гордящихся своим советским детством. Как человек неглупый, он признаёт: конечно, главное не материальный достаток, главное — какие люди окружали тебя в эти годы. Однако — уверен он — это еще не повод с приязнью вспоминать окружавшие тебя бедность и убожество.

В этой связи расскажу одну историю.

Моя мама родилась в марте 1941 года. Ее детство началось с того, что просвещенный европейский летчик, садистски нарезая круги, расстреливал из пулемета женщину, бежавшую по полю с грудным ребенком на руках. Если бы моя бабушка не догадалась упасть и притвориться мертвой, вероятно, этим бы всё и закончилось.

После войны дедушка с бабушкой вернулись в родной город, который оказался практически стерт с лица земли. Жить было негде. Сначала ютились в землянке — двое взрослых и пятеро детей. Потом дедушка построил дом. Инвалиду с одной ногой это было нелегко. Первые годы жили в страшной нищете. Спали на полу: кровати оставались недосягаемым предметом роскоши. Такие продукты, как мясо, сметана или масло, бывали на столе (в весьма умеренном количестве) разве что по очень большим праздникам. Основным (и очень часто — единственным) блюдом долгое время оставалась печеная редька. Чтобы ее не так тоскливо было есть, дети перед запеканием нарезали ее фигурками и фестончиками. Казалось, что от этого вкус улучшался 🙂

Их детство прошло без печенья и без конфет. Вместо конфет они летом ели цветки клевера в лугах. Их детство прошло без игрушек: они играли тряпочками, ветками и прочими подручными безделицами. Одежду и обувь младшие донашивали за старшими, было ее по одному скудному комплекту на каждого, и то не всегда.

В начале пятидесятых страшная нищета сменилась нестрашной 🙂 Потом — просто большой бедностью.

Моя мама никогда не стыдилась своего детства и всякий раз с теплотой вспоминает о нем.

Детство, в отличие от взрослой жизни, нельзя разъять на части: вот это я возьму, а это с брезгливостью и негодованием отброшу. Либо ты принимаешь его целиком, со всем, что в нем было плохого и хорошего, либо не принимаешь ничего.

Мне странны люди, которые отрекаются от своего детства, потому что оно было недостаточно изобильным и комфортным. И вдвойне странны те, кто призывает к этому других.

 

29.01.2015

Copyright © 2018. Сергей Демченков
Сайт работает на WordPress; шаблон Romangie Theme.

Лицензия Creative Commons
Произведение «Сайт Сергея Демченкова», созданное автором по имени Sergey Demchenkov, публикуется на условиях лицензии Creative Commons «Attribution-ShareAlike» («Атрибуция — На тех же условиях») 4.0 Всемирная.
Разрешения, выходящие за рамки данной лицензии, могут быть доступны на странице http://demch.me/.

Все материалы, размещённые на сайте, публикуются под свободной лицензией. В тех случаях, когда свободно распространяемые материалы получены из сторонних источников, даётся ссылка на источник.
На материалы, размещённые за пределами домена http://demch.me/ (в том числе доступные по ссылкам, приведённым на сайте), действие данной лицензии не распространяется.