Tag Archives: Языковая картина мира

Ньютон, Толкиен и другие: искусственные языки и их создатели

Я за кадром :). Но всё, что вы видите в кадре (кроме лектора ?), — моя работа.

Приятного просмотра!

Открытая лекция доктора филологических наук, заведующего кафедрой русского языка и лингводидактики ОмГПУ Н.Д. Федяевой.

Боттомлес как топлес в эпоху ковида

Около года назад, в прошлой жизни, прожариваясь в гриль на огнедышащем турецком пляже и расслабленно поглядывая по сторонам, я обратил внимание на девиц, загоравших нагишом, но с непременной микроскопической цветной тряпицей (наподобие салфетки для очков), воткнутой между ягодиц для соблюдения приличий.

Эта занятная визуализвция извечного  конфликта между зовом природного естества и велением общественной морали навела меня на мысль о необходимости выделить особый класс симулятивных объектов, на уровне знака демонстративно утверждающих своё бытие, однако на уровне смысла столь же демонстративно его отрицающих.

В далёком августе 2019-го эта семиотическая модель показалась мне хоть и довольно экзотичной — но продуктивной. Я был уверен, что она о себе ещё заявит во всеувиденье.

Приятно сознавать свой пророческий потенциал. Но не когда десяток лиц с печатью священной простоты на челе и непременной душеспасительной маской на подбородке норовит щедро оросить тебя ковидом в каждом автобусе и каждом магазине 🙂

P.s. Только вот название той стародавней заметки к нынешним реалиям не подходит. Какой уж тут боттомлес? Налицо самый натуральный топлес.
На лицо 😉

Реформа языка

Стихотворение С.П. Денисенко

Филологи бывают разные. И взгляды на явления языка и литературы у них (у нас :)) порой расходятся очень и очень заметно.

Вот, например, Сергей Павлович Денисенко, высоко мною ценимый как литератор, филолог и человек с безупречным чувством языка, душу готов положить за букву «ё».
Я же, хотя пунктуально расставляю её во всех своих текстах, убеждён, что её можно безо всякого ущерба для языка и его носителей заменять на «е» там, где она не выполняет смыслоразличительной функции.

Сергей Павлович — сторонник консервативной нормы. Я же считаю, что норма — явление подвижное, причём не только в хронологическом, но и в социальном отношении. Поэтому в разговоре с нормальными (не хлебнувшими филологического образования :)) людьми, — например, на базаре — я никогда не позволю себе сказать «щавЕль» или, не дай бог, «гренкИ».

Но примечательно, какими бы все мы, филологи, ни были разными, абсолютное большинство из нас солидарно в том, что анонсированная верховной властью «реформа языка» абсолютно ни к чему хорошему не приведёт (да и не может привести по определению).

Разногласия по этому вопросу у специалистов возникают разве что в оценке потенциального ущерба: дореформируемся ли мы до полного кирдыка или просто обзаведёмся ещё одной бюрократической инстанцией, пытающейся по мере сил осложнить и без того непростую нашу филологическую жизнь 🙂

Вы, возможно, спросите меня: а вот ведь уважаемые языковеды (не будем называть имён) авторитетным тоном подтверждают: да, истомился родной руский язык в ожидании очистительных реформ — а то ведь непонятно кому в этом отделении выдают паспорта! В смысле, издают. В смысле, словари. В смысле, непонятно кто.

Впрочем, если даже вы и спросите, отвечать я вам на этот вопрос не буду: догадайтесь сами. Вариантов тут совсем немного, и все они лежат на поверхности.

Ну вот мы все тут вяло бухтим по соцсетям, изощряемся — кто в апокалиптической футурологии, кто в остроумии. И что в итоге?

Самое печальное — что ничего.

Филологи лают — бюрократический караван идёт…

P.s. На иллюстрации — стихотворение С.П. Денисенко, навеянное известием о планируемой реформе.

Артланги: социолингвистическое измерение

Изображение: https://www.deviantart.com/

Эльфийский, дотракийский, валирийский…

Небольшая статья об искусственных языках искусства (артлангах) и их значении в повседневной жизни…

СКАЧАТЬ PDF

Для чего в туалете две кнопки, или Семантизация восприятия

Кнопки смыва

Есть такое вредное когнитивное искажение, возникающее в результате углублённой гуманитарной подготовки, — назовём его семантизацией восприятия.

Объясню, что это такое, на простом примере.

Когда в общественных заведениях впервые стали появляться унитазы с двухкнопочным смывом, я долго не мог освоиться с этой системой.

«Если БОЛЬШАЯ кнопка предназначена для БОЛЬШОЙ нужды, — рассуждал я, — а МАЛАЯ — для МАЛОЙ, почему же маленькая кнопка так неудобна в нажатии? — нужно специально прицеливаться, чтобы в неё попасть. Если же наоборот, то какая смысловая связь существует между БОЛЬШОЙ кнопкой и МАЛОЙ нуждой? — ведь эта ассоциативная перекличка должна быть, по замыслу изготовителей, интуитивно понятна любому, а я её в упор не вижу!»

Так всякий раз при посещении кафешек я МАЛОЕ время вяло размышлял над загадкой большой кнопки и всякий раз, полностью дезориентированный, тыкал наугад.

И вот давеча случился у меня в туалете прорыв. Мыслительный, само собой.

«Ты уже десять лет десятисекундными урывками бьёшься над секретом большой кнопки и всё никак не можешь его разгрызть, — сказал я себе. — Не потому ли, что ты всё это время пытаешься мыслить как филолог, а надо — как обыкновенный, не испорченный гуманитарными штудиями хомо сапиенс? Итак, вот я, нормальный человек, справил свою нужду, вот я уже застёгиваю ширинку. На какую кнопку я сейчас нажму?»

И озарение пришло мгновенно: разумеется, на большую — на ту, на которую ПРОЩЕ! — не выискивая никаких дурацких связей между именем и сущностью.

:)))

О точности перевода

Yurtta sulh, cihanda sulh, Kemer

К вопросу о точности перевода.

На этой плите высечено известное изречение Ататюрка, которое очень часто цитируется и часто фигурирует на посвящённых Мустафе Кемалю скульптурных композициях:
«На родине мир, во вселенной мир».

Тот, кто переводил эту фразу на русский, видимо, счёл несущественным порядок расположения частей высказывания, а в результате нарушил его логическую структуру и радикально исказил смысл, придав конкретно-патриотическому призыву Ататюрка абстрактно-пацифистское звучание.

Что характерно, на английский и немецкий языки афоризм переведён верно.

Богатый или счастливый?

Котёнок

Фото: www.wikimedia.org

Любопытно, что в разных языках (в том числе и неродственных) «бедный» часто означает также «несчастный», с оттенком сочувствия («Бедный Йорик!»).

А вот слово «богатый» при этом не означает «счастливый». В лучшем случае — «изобильный» или что-нибудь подобное.

Отсутствие общедоступных материальных благ не лишает человека возможности быть счастливым, однако оно сопряжено со множеством несчастий. Чем безысходнее бедность, тем больше бедствий нам гарантировано.

А вот избыток материальных благ в сравнении с усреднённой нормой отнюдь не прибавляет счастья (хотя опять-таки не препятствует быть счастливым).

Здесь, в отличие от бедности, прямую количественную пропрорцию достатка и счастья усмотреть невозможно.

Так мудрый язык в самой структуре лексических значений выдаёт нам полезные лайфхаки — нужно только повнимательнее присмотреться.

Чихуёнок

Чихуахуа щенок

Фото: www.pxhere.con

Я филолог. И от души смеюсь над самозванными защитниками языка, которые в святой простоте убеждены, что без их строжайшего покровительства он в кратчайшие сроки зачахнет и запаршивеет под гнётом иноземных заимствований / жаргонизмов / тортов с ударением на последнем слоге и мало ли чего ещё.

Дорогие защитники! Язык всё (и вас, и меня, и орфоэпически сомнительные торты) пережуёт и переварит. Как всякий живой организм, он без рассудочных понуканий со стороны в телесной мудрости своей аптекарски точно распределит, что из съеденного пойдёт в кости, что в мышцы, а что после недолгого и триумфально-звучного путешествия по пишеварительному тракту — прямиком в унитаз.

Вот вам простая иллюстрация языкового пищеварения 🙂

Есть ли слово менее русско звучащее, чем «чихуахуа»?

А какую прелесть сделал из него язык! Щенок чихуахуа — … чихуёнок! :)))

Недавно подслушал на улице и в восторге делюсь с вами 🙂

Как я напился с утра

Бутылка вина

Фото: https://www.publicdomainpictures.net/

За первую неделю болезни схуднул на полтора кг. На этапе выздоровления решил отъедаться без оглядки на калории.

Сегодня встал на весы и обнаружил, что почти отыграл назад потерянное. Пишу супруге в мессенджере:

«89,9. Я, конечно, напился с утра, но всё равно бесконтрольный жор пора прекращать».

Отправляю.

Задумываюсь.

Жена-то, конечно, правильно меня поймёт, но вот в общении с посторонними надо всё-таки делать поправку на мою извращённую языковую картину мира.

Дело в том, что для меня основное значение глагола «напиться» — это «утолить жажду». Ну правда! Я не вру. Говорю же — натуральный извращенец. Может быть, потому, что значение «залиться по уши спиртным» ко мне неприменимо в принципе.

Для большинства же носителей языка всё с точностью до наоборот, и даже более: работает только второе, переносное значение, а первому, пожалуй, даже в пассивном словарном запасе места не нашлось.

Короче, не стоит мне напиваться на публике, — сто процентов, не так поймут ?

Слово из трёх букв, или Азарт по-русски

Люди рассматривают надписи на заборе

Фото: https://nara.getarchive.net/

Есть в природе такой закон — закон экономии речевых усилий. Проявляется он, помимо всего прочего, и в том, что наиболее важные, наиболее употребительные слова — обычно простые по звучанию и короткие. Как говорится, «да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого».

Оно, конечно, не всегда так.

У турок, например, «да», «нет» довольно витиеватые — «эвет» и «хаыр». Но это, я думаю, в основном от восточной обходительности. А ещё от средиземноморской привычки поторговаться. Нельзя же вот так сразу, в один слог — «да», и точка. Эдак никакого сорокаградусного, вербально проперчённого (до жжения во рту) базара не получится!

Или вот у греков «нет» — это «охи». Ну, оно и без перевода понятно.

Шлялись мы как-то в целях вечернего променада по греческому городку. Повстречали девчушку-первоклассницу с пачкой рекламных флаерочков в руке. Только она к нам кинулась наперерез, как я в гордом, но милостивом жесте простёр руку и произнёс на безупречном древнегреческом: «Ноу, сеньк ю! В смысле, охи, юная пионерка! Упс!». У девчушки аж плечи поникли. «Охи? — переспрашивает. А потом так тяжко, так по-взрослому выдохнула: «Охи!».

Спору нет, экономия — дело в хозяйстве пользительное, но иногда, ради душевного релакса, нужно и шикануть.

Имеется, к примеру, в русском языке слово «зад» — ладное и безыскусное. Сразу ясно, что часть тела, которую оно обозначает, не какая-нибудь там факультативщина, а всему организму, так сказать, голова.

Кстати, про голову — это же просто кликуха нетопыря какого-нибудь ушастого, а не слово. Го-ло-ва! Растянуто аж на три слога, вычурно и непонятно. Сплошной интеллектуальный выпендрёж, короче! Тут и ежу (не только нетопырю!) понятно, что орган этот в работе и личной жизни бесполезный — одни дешёвые понты.

А зад — да. Зад — всему основание.

Но опять же. Надрать какому-нибудь излишне о себе мнящему гражданину зад просто психологически невозможно. Да что там надрать! Даже элементарно отшлёпать по заду — вроде бы пустяк, а ведь рука не поднимается!

Потому что в таких делах, требующих творческого полёта и фантазии, совершенно необходима задница.

Вот это, я понимаю, слово! Смачное, звучное, хлёсткое и сдобное!

Надрать задницу — уже само по себе акустическое блаженство. Не говоря о воспитательном значении помянутой процедуры!

А зад надрать — плоско, глухо, нудно и деревянно. И, пожалуй, даже с педагогической точки зрения бессмысленно.

Или ещё пример.

Высокоморальные граждане, вы сейчас закройте глаза, для верности ещё заткните уши и рот и дальше не читайте. Потому что дальше речь пойдёт про слово из трёх букв. Которое молодые люди из поколения в поколение пишут на заборах. Чтобы, как говорится, привлечь к вопросу внимание общественности.

Если отбросить нетопырские, головные предрассудки, слово-то на самом деле хорошее. Простое, крепкое и надёжное — всё равно что осиновый кол, который вбивают в сердце вампиру. Видно, что изготавливалось оно и тщательно фонетически оттачивалось не для пустых, интеллигентских словесных перепихончиков — а для дела.

А вот взять его гендерный антоним — так ведь совсем другая петрушка. За фасадными звонко-звучными аккордами безошибочно угадываются нездоровый блеск в глазах и пошляцкое, слюнявое обсмаковывание.

Оно и понятно: все, какие есть на свете, матюки сочинили в незапамятные времена те самые бледные юноши со взором горящим, ценители заборного письма, воплощая в них свою нехитрую антиномичную картину мира.

Или вот ещё, из сравнительного языкознания.

Русские — народ не азартный. Язык тому свидетель. Ну правда, есть ли во всех славянских языках слово более нудное, более серое, более расхолаживающее, чем «ставка»? Разве что нетопырская лексема «голова». С этой вашей «ставкой» только в банк идти за кредитом или в бухгалтерию отчитываться по командировке — абсолютно никакого адреналина в звучании.

А вот сравните, как оно за океаном.

Ass! Bum! Bet!

Делайте ваши ставки, господа! И мы надерём вам ваши задницы!

Каждое слово — сочный оттиск власти и силы, точно синяя печать бюрократа.

Нет в отечественном азарте этой вот односложной лихости, эдакого приблатнённого, пассионарного драйва.

Потому что русский азарт происходит от отечественного «авось». Слово это раздумчивое, неверное. И означает оно: сперва неделю мылиться да париться, терзаясь экзистенциальной неприкаянностью. А потом вдруг — эх, была, не была!

Или вот слово «конец». На поверку — тот же мягкотелый, неопределённый «авось», только в другой товарной упаковке.

Вот мне, говоря по чесноку (честноку?), давно бы уже закруглиться, а я всё рассусоливаю и рассусоливаю бессмысленное словесно-звуковое сусло.

Короче, надо жать на тормоз.

Fin!

Вот видите: как только нашёл правильное слово — в один момент остановился 😉

Copyright © 2020. Сергей Демченков
Сайт работает на WordPress; шаблон Romangie Theme.

Лицензия Creative Commons
Произведение «Сайт Сергея Демченкова», созданное автором по имени Sergey Demchenkov, публикуется на условиях лицензии Creative Commons «Attribution-ShareAlike» («Атрибуция — На тех же условиях») 4.0 Всемирная.
Разрешения, выходящие за рамки данной лицензии, могут быть доступны на странице http://demch.me/.

Все материалы, размещённые на сайте, публикуются под свободной лицензией. В тех случаях, когда свободно распространяемые материалы получены из сторонних источников, даётся ссылка на источник.
На материалы, размещённые за пределами домена http://demch.me/ (в том числе доступные по ссылкам, приведённым на сайте), действие данной лицензии не распространяется.