Tag Archives: Реклама и PR

Фразеология

Рекламный щит. Горит крыша. Украли крышу. Едет крыша. Нужна крыша

Фото: Наталья Чурик

Занятная фразеологическая реклама в городе Тара 🙂

А не стать ли Омску Урюпинском?

Коллега по университету общалась с иногородними коллегами (кажется, из Москвы). Не знаю, с её ли подачи, или сами случайно наткнулись в интернете — но они успели уже ознакомиться с моей недавней книжкой «Острова Омска».

Сильнее всего их впечатлили разные занятные фотоснимки, сделанные мною на омских улицах.

Они пришли к выводу, что Омск — странный город и в нём обитают люди с довольно странным чувством юмора.

И загорелись желанием к нам приехать и непременно посмотреть всё своими глазами! И дружно подали заявки на одну из ближайших научных конференций, которая пройдёт на соседнем факультете этой осенью.

Читать дальше »

Когда я услышал эту новость, мой подбородок автоматически вздёрнулся под углом в 15 градусов к линии горизонта: не это ли наглядный пример того, как литература  преобразует косную, заматерелую реальность? Вокруг только и разговоров о том, что надо развивать в Омске туризм — да вот он, зараза, всё никак не развивается. А я один силой художественного слова привлёк целую делегацию! Да ещё и посодействовал при том активизации научной жизни в регионе!
Ну да ладно, поиронизировали над миром и над собой — и будет!

Однако же в любой шутке, как известно, есть доля шутки.
Местные власти давно пытаются сформировать позитивный имидж региона. Помнится, несколько лет назад пригласили даже именитых столичных пиарщиков, заплатили им астрономическую сумму за разработку бренда Омской области. Дело, конечно, кончилось пшиком. Ибо косная, заматерелая реальность — штука суровая. Против неё и с вдохновенным художественным словом не очень-то попрёшь. Не говоря уже про двоедушное пиарщицкое.

Так вот: нужен ли Омску этот самый позитивный имидж?

Да не больше, чем собаке пятая нога!
Есть, скажем, во глубине немерянных российских просторов город Урюпинск. Самим фонетическим строем своего имени сей населённый пункт, бесспорно, напрашивался на что-нибудь лингвокреативное. И напросился! Скорый на расправу русский язык присвоил ему значение «полная дыра» (а если говорить обиднее и точнее — «задница цивилизации»).

Урюпинцы сначала попечалились, в задумчивости почесали головы — и, как люди неглупые и в силу самой своей географической дислокации не страдающие отрывом от реальности, начали развивать имидж полной дыры (а говоря эзоповым языком туристических буклетов — «столицы российской провинции»).

Ну признайтесь, кому из вас не хотелось краем глаза взглянуть на легендарный Урюпинск, про который все мы наслышаны, но в котором никто из нас не бывал?

Говорят, с туризмом в «столице российской провинции» дела сейчас обстоят совсем даже неплохо.
Так может, и нам выбросить на ближайшую помойку всю эту пиарщицкую белиберду? — «Омск — город будущего», «Омск — город для жизни», «Омск — город солнца».

Откроешь перед сном балконное окно, высунешь голову на вольный воздух, вдохнёшь полной грудью… — потом от всей этой таблицы Менделеева долго прочихаться не можешь. Какое уж тут «для жизни»?
А вот «странный город» — это довольно близко к реальности. Необидно для омичей (нестандартность и самобытность сегодня в тренде). А главное, заманчиво для туристов.

В город будущего (особенно если вся будущность его — в рекламном слогане 🙂 ) любопытствующих отпускников заманить сложно — они, как известно, предпочитают города прошлого. В места же необычные, странные и удивительные туристическая публика слетается, как пчёлы на мёд.
Итак, дорогие иногородцы, иноземцы, иностранцы и все-все-все! Добро пожаловать в странный город Омск!

Пожалуй, самый странный и симпатичный город на свете!..

🙂

Зад рекламы

Женский зад в обтягивающих белых шортах на сиденье велосипеда. Надпись: отвезу вас

В последнее время реклама всё чаще оборачивается к нам задом…

Нельзя сказать, что в этой позиции она особенно соблазнительна.

Но, безусловно, более заметна 😉

Концепуально :)

Вас обслуживает автобус ООО Автобус

Концепуально 🙂

Реклама vs PR и урбанистическая метафора

Реклама реабилитационного центра на ограде помойки

Туалет. В ожидании чуда

Сейчас я на пальцах объясню разницу между рекламой и пиаром — в лучших традициях пособий для чайников. Посмотрите на эти картинки. С чисто рекламной точки зрения, такие решения оправданны, поскольку соотношение затраченных ресурсов и полученного эффекта здесь будет положительным.

Читать дальше »

Конечно, презентабельнее было бы откупить билборд в центре города, но если денег на такую затею нет, сгодится и мусорка — какая-то часть целевой аудитории всё равно на это клюнет. А вот пиар-эффект «мусорная» реклама даёт, безусловно, отрицательный. В краткосрочной перспективе она худо-бедно работает, в долгосрочной — вредит, подрывая имидж организации или продукта.

Будет ли устойчивым ваш бренд, если первая возникающая в связи с ним ассоциация, — это помойка?

Итак, делаем вывод: с точки зрения пиар-эффекта, внешний контекст много более важен, чем с рекламной.

Но это было только занудное предисловие — для разогрева. Строго говоря, какова задача всех предисловий? — поселить в душе у читателя чувство согревающей сердце предопределённости. Открывший книгу должен проникнутся мыслью, что он обречён её прочесть.

Предисловие — всё равно что добрачные отношения. На этом этапе у тебя есть ещё законное право повыкобениваться: дескать, не мила мне невеста — не пойду я с нею под венец! Но первая страничка текста — это тот негласный рубеж, перейдя который, порядочный человек обязан жениться и, как бы отношения ни складывались, дошкандыбать рука об руку до самого финала. Так вот: к чему всё это затевалось?

Посмотрите ещё раз на эти картинки. Когда два абсолютно плоских и примитивных текста (например, как здесь: указатель и указатель, рекламный баннер и помойка) неожиданно сходятся в городском пространстве, нередко возникает то, что я называю урбанистической метафорой: между двумя плоскостями рождаются мощные семиотические токи, смысл из раскатанного в лепёшку (до полной однозначности и прозрачности) неожиданно становится сложным и многомерным.

Взять хотя бы раздражающе неполиткорректную, гнусную в своём вещественном натурализме, правдивую и безнадёжную метафору социальной реабилитации, невольно начертанную прижимистыми рекламщиками на помоечной ограде. Не говорит ли о нашей жизни и нашем обществе один этот неприметный символ больше, чем сотни страстных публицистических опусов?…

P.s. Спасибо Юлии Ревякиной за такое чудесное фото о нашей неискоренимой жажде чудесного! 🙂

Разного рода услуги

Компьютерщики. Разного рода услуги быстро и качественно!

В сочетании с портретом рекламный посул звучит интригующе и многообещающе! 😉 (нет, я не описался: не посыл!) (да, разумеется, с ударением на А!) Владельцы бесчисленных «релакс-салонов», рекламой которых увешана половина билбордов в городе, рыдают от зависти: казалось бы, есть ли на свете занятие менее сексуальное, чем возня с пыльными компьютерными железками? Но как иронично и тонко рекламщики, делавшие эту листовку, сумели привнести пряную нотку в занудный по умолчанию жанр надверной рекламы компьютерных услуг! 🙂

Мяско

Скажите, вас не раздражает, когда производители — в своих рекламах, на своих вывесках, на упаковках своих товаров — сюсюкают с вами как с маленькими детьми? Положим, я не понимаю, для чего с детьми нужно непременно сюсюкать, ну да ладно — кто я такой, чтобы посягать освящённую на веками традицию? И что уж греха таить: с детьми я в эту сюсюмюнтальность не впадаю, а вот в разговоре с родным котом случается иногда промолвиться про его белые лапки. Впрочем, в оправдание себе скажу: до такой бесспорной пошлости, как «хвостик» или «глазки» я ещё никогда не опускался! Опять же, кот — это кот, к нему обычные правила неприменимы.

Читать дальше »

А вот без мороженого на сливочках я бы отлично обошёлся. Но ведь это просто эпидемия какая-то: никто уже давным-давно не производит сливочного мороженого. Даже мороженое на сливках, кажется, уже перестали производить!

Вот так давишься, залепляя гортань дурацкими карамельно-приторными суффиксами, но от безысходности — ешь.

Помнится, в давние-давние времена, когда я был молод, романтически угрюм и простодушно не ведал о радостях вегетарианства, соседка по подъезду, вместе с нами принимавшая участие в стратегической закупке не то половины, не то четверти свиньи, ласково спросила меня на следующее утро: «Ну что, мяско кушал?»

Меня аж передёрнуло!

И сейчас, когда я мысленно произнёс эту безобидную фразу, передёрнуло снова — до мурашек по коже, словно коснулся оголённого провода.

Соблазнительно было бы, округло замыкая сюжет, сказать, что тогда-то я и перестал есть мясо.

Но нет, вегетарианствовать я начал несколько лет спустя, причём не из эстетических — а из этических соображений.

Вы, может быть, ждёте, что я сейчас начну вас уговаривать отказаться от мяса? Не стану.

Право же, завершать сюжет унылой моралью ничуть не лучше, чем затягивать его в тугое кольцо на манер Уробороса.

Об одном лишь прошу я вас, дорогие мои читатели: никогда не ешьте МЯСКА!

Никогда не ешьте МЯСКА, пожалуйста!

Феномен Аэлиты

Штендер: салон красоты Пандора

Придумать название для своего малого, но любимого бизнеса — задача непростая.

Название по роду занятий (например, «Парикмахерская») повергает клиентов в чёрную меланхолию. Вывеску с претензией на остроумие (скажем, «Шаловливые ручки») могут понять неправильно. А без претензии, но с юмором — не всем дано.

Читать дальше »

Выдумать с нуля, как это сделал основатель фирмы «Кодак», долго обкатывавший на языке сочетания разных звуков с его любимым «к», тоже дано не каждому.

Остаются имена. Их много — на все вкусы. Но и тут не обходится без сложностей. Общеупотребительное имя (парикмахерская «Елена», банкетный зал «Анна») в своей римской прямоте напоминает сибирский валенок: просто, но без фантазии.

Имена вымышленные или экзотические решительно не годятся, если они в массовом сознании устойчиво ассоциируются с какой-то культурной традицией или персоной: слыша название, клиент должен вспоминать о бренде, и ни о чём другом; посторонние ассоциации не идут на пользу торговле. Поэтому «О’Брайен» нехорошо нигде, кроме  ирландского паба. «Адольф» нехорошо нигде, без всяких «кроме».

К тому же в этой сфере нейминга случаются свои катастрофы — нечастые, но сокрушительные. Так хороши, так ничейны и так удобны были разнообразные имена на «-эль». Но тут пришёл Толкин с Галадриэлями, и все эти изысканные эльобразности до самых кончиков своих заострённых ушей пропитались томными эльфийскими духами и туманами.

Измыслить благозвучное и при том абсолютно нейтральное имя — задача нетривиальная. Когда Алексей Толстой сотворил Аэлиту, он, сам того не ведая, произвёл натуральную революцию в нейминге. Сколько Аэлит перевидал я на своём веку — от прачечных до ресторанов! Да что там говорить, если даже наша университетская база отдыха носит имя марсианской красавицы.

Однако Аэлиты в страшном дефиците: спрос многократно превышает предложение. Вот и приходится снова и снова обращаться к безотказным грекам и латинянам, с брезгливой придирчивостью дешёвой модницы, попавшей в сэконд хэнд, вороша старинные хитоны.

И ведь не всякая Ифигения годится нам для бизнеса, ох, не всякая! Не брать же, в самом деле, на должность Титла Компании какую-нибудь Андромаху, которая с одного боку — вылитая россомаха, а с другого — истинный андроид! Не говоря уже о том, что у неё довольно-таки сомнительное прошлое и яро-феминистская этимология.

Но самое отвратительное — когда древнегреческая девица или римская матрона, блюдя фонетическую невинность, оказывается порочной по сути. Торгуешь ли ты шаурмой или маникюришь ногти, — одним словом, сколь бы ни был твой бизнес далёк от стратосферных воспарений духа,  отыщется и на тебя какой-нибудь зачуханный интеллектуал, перечитавший в детстве «Мифов Древней Греции», который при виде штендера «Парикмахерская ‘Пандора'» насмешливо скривит губы и спросит едко-ироничным тоном: «Так в чём же подвох, любезный мой Зевес?».

Кстати, видел я и шаурму «Мона Лиза». Но это уже другая, ренессансная, история 🙂

Чужой Бетховен

Магазин зоотовары Бетховен

Классический пример эксплуатации чужого «раскрученного» бренда для продвижения своих товаров или услуг.

Этот приём работает в тех случаях, когда собственного бренда нет вообще и задача его разработки не ставится. На голый рекламный щит легко ложится любая картинка.

Читать дальше »

Однако попытки «призанять» энергию у сильного неконкурирующего бренда для раскрутки собственного в 90% случаев дают результат далёкий от ожидаемого.

Закон сохранения энергии в рекламе (если не слышали о нём, не волнуйтесь — я его только что выдумал) гласит: рассеянная энергия внимания концентрируется вокруг самого мощного источника энергии в своей тематической области.

Пытаясь бесплатно попиариться за счёт сильного бренда, мы только усиливаем его позиции — с непредсказуемым для себя результатом.

Вспоминается история, когда на волне шумихи вокруг клипа «Экспонат» (того самого — с Ван Гогом и лабутенами), некий музей подсуетился и оповестил прессу, что для девушек на лабутенах вход на выставку Ван Гога — бесплатный.

Свой урожай публикаций он собрал и в краткосрочной перспективе, наверное, сумел привлечь энное количество праздношатающихся лабутенноногих девиц и прочих падких на скандалы случайных тусовщиков.

В долгосрочной же перспективе эффект оказался сомнительным. Культурная публика (которая, главным образом и зависает в музеях) эту рекламную акцию единодушно осудила. Так несущественная разовая выгода обернулась существенным репутационным ударом.

Левая рука

Надпись: двор без машин. На фото: двор, забитый машинами

Рекламщики, как никто другой, блюдут слегка переосмысленный евангельский завет относительно левой руки, которая ни в коем случае не должна заморачиваться тем, что делает правая. 

Надпись «Двор без машин» выводила, очевидно, правая рука. Фото, на котором изображён двор, забитый машинами, подбирала левая.

А сводила картинку и надпись — третья. Потому что рекламщики, как известно, народ страшно занятой и работает в четыре руки.

Четвёртая же по прочтении этого поста будет озадаченно чесать затылок. Под энергичное шуршание левой и правой, которые, не дожидаясь результатов рефлексивного затылочно-мозгового штурма, затеют новый взрывной креатив.

Copyright © 2018. Сергей Демченков
Сайт работает на WordPress; шаблон Romangie Theme.

Лицензия Creative Commons
Произведение «Сайт Сергея Демченкова», созданное автором по имени Sergey Demchenkov, публикуется на условиях лицензии Creative Commons «Attribution-ShareAlike» («Атрибуция — На тех же условиях») 4.0 Всемирная.
Разрешения, выходящие за рамки данной лицензии, могут быть доступны на странице http://demch.me/.

Все материалы, размещённые на сайте, публикуются под свободной лицензией. В тех случаях, когда свободно распространяемые материалы получены из сторонних источников, даётся ссылка на источник.
На материалы, размещённые за пределами домена http://demch.me/ (в том числе доступные по ссылкам, приведённым на сайте), действие данной лицензии не распространяется.