Tag Archives: Полиция лингвистических нравов

Строем

Объявление: Строем. Ломаем. Таскаем

Они всегда ходят строем. 

Ломают и таскают.

Пожалуй, не стану я им звонить!
Спасибо Святославу Коновалову за это фото! 🙂

Мяско

Скажите, вас не раздражает, когда производители — в своих рекламах, на своих вывесках, на упаковках своих товаров — сюсюкают с вами как с маленькими детьми? Положим, я не понимаю, для чего с детьми нужно непременно сюсюкать, ну да ладно — кто я такой, чтобы посягать освящённую на веками традицию? И что уж греха таить: с детьми я в эту сюсюмюнтальность не впадаю, а вот в разговоре с родным котом случается иногда промолвиться про его белые лапки. Впрочем, в оправдание себе скажу: до такой бесспорной пошлости, как «хвостик» или «глазки» я ещё никогда не опускался! Опять же, кот — это кот, к нему обычные правила неприменимы.

Читать дальше »

А вот без мороженого на сливочках я бы отлично обошёлся. Но ведь это просто эпидемия какая-то: никто уже давным-давно не производит сливочного мороженого. Даже мороженое на сливках, кажется, уже перестали производить!

Вот так давишься, залепляя гортань дурацкими карамельно-приторными суффиксами, но от безысходности — ешь.

Помнится, в давние-давние времена, когда я был молод, романтически угрюм и простодушно не ведал о радостях вегетарианства, соседка по подъезду, вместе с нами принимавшая участие в стратегической закупке не то половины, не то четверти свиньи, ласково спросила меня на следующее утро: «Ну что, мяско кушал?»

Меня аж передёрнуло!

И сейчас, когда я мысленно произнёс эту безобидную фразу, передёрнуло снова — до мурашек по коже, словно коснулся оголённого провода.

Соблазнительно было бы, округло замыкая сюжет, сказать, что тогда-то я и перестал есть мясо.

Но нет, вегетарианствовать я начал несколько лет спустя, причём не из эстетических — а из этических соображений.

Вы, может быть, ждёте, что я сейчас начну вас уговаривать отказаться от мяса? Не стану.

Право же, завершать сюжет унылой моралью ничуть не лучше, чем затягивать его в тугое кольцо на манер Уробороса.

Об одном лишь прошу я вас, дорогие мои читатели: никогда не ешьте МЯСКА!

Никогда не ешьте МЯСКА, пожалуйста!

Феномен Аэлиты

Штендер: салон красоты Пандора

Придумать название для своего малого, но любимого бизнеса — задача непростая.

Название по роду занятий (например, «Парикмахерская») повергает клиентов в чёрную меланхолию. Вывеску с претензией на остроумие (скажем, «Шаловливые ручки») могут понять неправильно. А без претензии, но с юмором — не всем дано.

Читать дальше »

Выдумать с нуля, как это сделал основатель фирмы «Кодак», долго обкатывавший на языке сочетания разных звуков с его любимым «к», тоже дано не каждому.

Остаются имена. Их много — на все вкусы. Но и тут не обходится без сложностей. Общеупотребительное имя (парикмахерская «Елена», банкетный зал «Анна») в своей римской прямоте напоминает сибирский валенок: просто, но без фантазии.

Имена вымышленные или экзотические решительно не годятся, если они в массовом сознании устойчиво ассоциируются с какой-то культурной традицией или персоной: слыша название, клиент должен вспоминать о бренде, и ни о чём другом; посторонние ассоциации не идут на пользу торговле. Поэтому «О’Брайен» нехорошо нигде, кроме  ирландского паба. «Адольф» нехорошо нигде, без всяких «кроме».

К тому же в этой сфере нейминга случаются свои катастрофы — нечастые, но сокрушительные. Так хороши, так ничейны и так удобны были разнообразные имена на «-эль». Но тут пришёл Толкин с Галадриэлями, и все эти изысканные эльобразности до самых кончиков своих заострённых ушей пропитались томными эльфийскими духами и туманами.

Измыслить благозвучное и при том абсолютно нейтральное имя — задача нетривиальная. Когда Алексей Толстой сотворил Аэлиту, он, сам того не ведая, произвёл натуральную революцию в нейминге. Сколько Аэлит перевидал я на своём веку — от прачечных до ресторанов! Да что там говорить, если даже наша университетская база отдыха носит имя марсианской красавицы.

Однако Аэлиты в страшном дефиците: спрос многократно превышает предложение. Вот и приходится снова и снова обращаться к безотказным грекам и латинянам, с брезгливой придирчивостью дешёвой модницы, попавшей в сэконд хэнд, вороша старинные хитоны.

И ведь не всякая Ифигения годится нам для бизнеса, ох, не всякая! Не брать же, в самом деле, на должность Титла Компании какую-нибудь Андромаху, которая с одного боку — вылитая россомаха, а с другого — истинный андроид! Не говоря уже о том, что у неё довольно-таки сомнительное прошлое и яро-феминистская этимология.

Но самое отвратительное — когда древнегреческая девица или римская матрона, блюдя фонетическую невинность, оказывается порочной по сути. Торгуешь ли ты шаурмой или маникюришь ногти, — одним словом, сколь бы ни был твой бизнес далёк от стратосферных воспарений духа,  отыщется и на тебя какой-нибудь зачуханный интеллектуал, перечитавший в детстве «Мифов Древней Греции», который при виде штендера «Парикмахерская ‘Пандора'» насмешливо скривит губы и спросит едко-ироничным тоном: «Так в чём же подвох, любезный мой Зевес?».

Кстати, видел я и шаурму «Мона Лиза». Но это уже другая, ренессансная, история 🙂

Паравозик

Фото: www.youtube.com

«Паравозик» — совершенно новое слово в русском языке, образованное по нестандартной словообразовательной модели. Обозначения транспортных средств нередко строятся по схеме: корень, обозначающий движущую силу («пар-«, «тепл-«, «электр-«) + корень «воз-«. 
Тут же всё много интереснее. По созвучию со славянским корнем «пар-»  берётся греческое «пара-» со значением «возле», «около», «вне». И это закономерно, поскольку детский аттракцион «Паравозики» — это не отнюдь не настоящие паровозы, а нечто карикатурно-паровозоподобное по внешности, но не паровозное по своей сути (ср. «паранаука», «паранормальный»).

Отличный пример языковой игры, — может быть, несколько книжный, но, безусловно, дерзкий и оригинальный…
…На этом этапе моих размышлений — через несколько часов после опубликования новостной заметки — редакция, обратив внимание на обилие гневных читательских комментариев, наконец исправила многократно повторённую журналистом ошибку…

Паратлет

Паратлет

Когда я увидел слово, изображённое на скриншоте, первые полсекунды я искренне недоумевал, о чём идёт речь: подумалось, что это какой-то диковинный летательный аппарат наподобие параплана.

Потом сообразил, что имеется в виду параолимпиец (параолимпийский атлет).

Читать дальше »

На сайте, где опубликована эта статья, редкий материал обходится без курьёзнейших ошибок всех сортов (орфографических, пунктуационных грамматических, речевых) — за это я его и ценю 🙂

Но всё-таки что-то дёрнуло навести справки. Оказалось, что с «паратлетом» связан любопытный орфографический сюжет, наглядно демонстрирующий превратности становления языковой нормы.

Приставка «para-» имеет греческое происхождение и означает «около, рядом, возле». Как и многие словообразовательные грецизмы и латинизмы, она интернациональна и, как правило, используется в значении «находящийся за пределами чело-либо», «внешне подобный чему-либо, но по сути им не являющийся». Все мы знаем слова «паранормальный», «парапсихология».

По такой же словообразовательной модели возникают слова «Параолимпиада», «параолимпийские (игры)»; в английском языке — «paraolympic (games)». Как известно, это олимпиада для людей с ограниченными возможностями, проводимая следом за основной.

Однако сочетания гласных часто тяготеют к стяжению, и в английском языке скоро закрепилось прилагательное «paralympic» (вместо исходного «paraOlympic»).

Отечественные любители спорта, не всегда сведующие в словообразовательных тонкостях, стали ориентироваться на англо-американское правописание. Так в любительских обсуждениях в Интернете, а потом и в периодике всё чаще стали встречаться стяжённые варианты — «паралимпиада» и «паралимпийский».

В 2009 году такое написание было официально закреплено особым законом, подписанным президентом России Дмитрием Медведевым.

Впрочем, стремясь унифицировать отечественную орфографическую практику в соответствии с международными стандартами, законодатели не учли побочных эффектов.

В массе своей население любой страны довольно поверхностно знакомо с древнегреческим и латинским языками 🙂 Поэтому словообразовательные грецизмы и латинизмы народное сознание пытается объяснить с опорой на широко известные слова. Так возникает феномен «народной этимологии».

Начало слова «паралимпийский» («парали-«) у многих носителей русского языка вызывает фонетическую ассоциацию с параличом. Всё чаще приходится сталкиваться с нелепым толкованием: «Паралимпиада» — это олимпиада для «паралитиков» (т.е. для инвалидов).

Возможно, поэтому изданный в 2013 году Российской академией наук «Русский орфографический словарь» под редакцией В.В. Лопатина рекомендует в качестве основного написания «Параолимпиада», хотя «Паралимпиада» также допускает в качестве равноправного (но неофициального) варианта. Слова «параолимпиец», «параолимпийский» (в том числе «Параолимпийские игры») он даёт в единственном варианте — без стяжения гласных.

А вот слово «паратлет» в словарных источниках не зафиксировано, включая русский и английский «Викисловари» и даже «Urban Dictionary», быстрее других англоязычных словарей реагирующий на появление модных неологизмов.

Однако в периодике слово «паратлет» активно используется. И, вероятно, войдёт со временем в словари…

Шепелявость

Шепелявость. Sochi. Soshi

Журналисты одного из сочинских изданий обвинили местных изготовителей наружной рекламы в «шепелявости» и незнании правил английской грамматики: слово «Sochi» на заказанных городской администрацией рекламных щитах оказалось написано неправильно — «Soshi».

К сожалению, борцы за точность английского правописания оказались недостаточно сильны в русском и  слово «шепелявость», в котором сосредоточился главный заряд их лингвистической иронии, ухитрились написать с двумя ошибками — через «и» 🙂

Так почему же «шЕпЕлявый» пишется через «е»?

Читать дальше »

Начнём с первого «е».

По-видимому, журналисты связали его со словами «шИпеть», «шИпучий» и т.п.

На самом же деле слово «шепелявый» исторически имеет общий корень со словом «шЁпот», а не «шИпеть».

Однако в современном русском языке слова «шепелявый» и «шёпот» не являются однокоренными: этимологическое родство между ними существует, но носители языка его уже не ощущают.

Надо заметить, что корни «шеп» («шьп») и «шип» имеют общее происхождение — оба являются звукоподражаниями.

Со вторым «е» немного сложнее.

Если мы попробуем выполнить исторический разбор интересующего нас слова по составу, то на первом этапе легко сможем выделить суффикс «-яв/-ав», обозначающий ярко проявленный признак, выраженный корнем, применительно к носителю признака (ср. «слюн-яв-ый», «кудр-яв-ый», «смугл-яв-ый»). Суффикс «-яв/-ав» надо отличать от родственного ему суффикса «-ляв» (ср. «кост-ляв-ый», «писк-ляв-ый»).

Отделив суффикс «-яв», получаем «шепел». Исторически здесь присутствует ещё один суффикс — «-ел», обозначающий признак по отношению к выраженному корнем понятию. Мы всречаем его в таких словах, как «дебелый» (деб-ел-ый; деб(доб) — этимологически тот же корень, что и в слове «добрый»), «тяжёлый» (тег-ел-ый; «тег» впоследствии переходит в «тяг») и др.

Итак, исторически слово «шепелявый» включает в себя корень и два суффикса: шеп-ел-яв-ый. Второе «е» здесь от суффикса «-ел».

Суффикс «-яв» не успел ещё окончательно срастись с корнем. Можно вспомнить устаревший глагол «шепел-ять», который мы найдём не только в словаре Даля, но и в словообразовательном словаре Тихонова. Есть малоупотребительное прилагательное «шепел-еват-ый».

Суффикс же «-ел» прирос к корню «шеп» прочно и неотрывно.
Таким образом, проверочного слова для «шепелявый» нет. Его верное написание просто нужно запомнить.

Законно!

В Интернете незаконно торговали военными билетами

Небольшой вопрос к авторам материала: то есть законная торговля военными билетами, в принципе, возможна? 😉

Спряжение глагола

Объявление в маршрутке: об остановках говорите заранее и громче, иначе проедите

Вчера я увидел в маршрутке это объявление. И теперь меня терзает мучительный вопрос: что же я рискую ПРОЕСТЬ, если не буду достаточно громок и предусмотрителен???

Пушкин матерится

image

Вчера, по случаю пушкинского дня рождения, ко мне обратились представители одного из омских СМИ с просьбой дать комментарий относительно матерных стихотворений поэта.
Я отказался, сославшись на то, что не являюсь специалистом в этой теме. Это действительно так. Но была и другая причина.
Вот стукнула очередная памятная дата, подумалось мне. Кто-то в редакции решил, что неплохо бы по такому случаю дать матерьялец. «Ну и чем может быть интересен Пушкин широкой публике? — задумался журналист, которому поручили этот материал подготовить. — Да ничем!». А непристойные стихи великого поэта — тема для публики привлекательная.
Представил я себе эту широкую публику. Вот сидит она, такая широкая, на диване, и мыслей у неё в голове — всего одна: если даже Пушкин — солнце нашей словесности — матюгался, то мне и сам Бог велел; вон гляди — какой-то университетский хрен подтверждает: натурально, матюгался, зараза; правда, потом залопотал этот препод чегой-то невнятное, но тут ему кислород аккуратно и перекрыли. Потому что комментарий — это примерно абзац текста, или секунд так десять в голосовом выражении.
Дорогая моя широкая публика, так я тебе ещё больше скажу! В матерных словах как таковых ничего особо плохого нет. Плохи не слова, а тот образ мыслей, который за ними скрывается. Если ты владеешь русским языком, как Пушкин, для тебя в этом языке запретов нет — кроме тех, которые ты сам для себя установил. Если ты материшься, например, протестуя против лицемерных попыток загнать язык в тесную овчарню морали или стремясь переиграть Баркова на его хозяйском поле — это одно. А если у тебя первая мысль — «…ядь», а вторая — «на …й», а третья в голове уже не помещается, ибо черепушка тесновата, — так это совсем другой коленкор.

Второй традиционный

image

Фото: www.youtube.com

Читаю: «Традиционный горный фестиваль шашлыка проходит в Сочи во второй раз».
«Второй традиционный» звучит многообещающим оксюмороном. Но зато какая дерзкая заявка на будущее! 🙂

Copyright © 2018. Сергей Демченков
Сайт работает на WordPress; шаблон Romangie Theme.

Лицензия Creative Commons
Произведение «Сайт Сергея Демченкова», созданное автором по имени Sergey Demchenkov, публикуется на условиях лицензии Creative Commons «Attribution-ShareAlike» («Атрибуция — На тех же условиях») 4.0 Всемирная.
Разрешения, выходящие за рамки данной лицензии, могут быть доступны на странице http://demch.me/.

Все материалы, размещённые на сайте, публикуются под свободной лицензией. В тех случаях, когда свободно распространяемые материалы получены из сторонних источников, даётся ссылка на источник.
На материалы, размещённые за пределами домена http://demch.me/ (в том числе доступные по ссылкам, приведённым на сайте), действие данной лицензии не распространяется.